Volume: 9, Issue: 3

27/12/2017

Расширение возможностей ребенка действовать самостоятельно в системе образования
Трудел, Элен (Сиуи) [about]

Ключевые слова:  образование, способность действовать, совместная ответственность, справедливое общество, круг ребенка.

Аннотация:  Автор описывает  используемую в социальной педиатрии г. Монреаля (Канада) модель посредничества «Круг ребенка», которая, благодаря совместной ответственности и образованию, способствующих развитию способности к самозащите и самоопределению, расширяет возможности ребенка и членов его семьи в поиске решений стоящих перед ними проблем.


Расширение возможностей ребенка действовать самостоятельно в системе образования

Когда государства, подобно Канаде, ратифицировали Конвенцию ООН о правах ребенка, защитники прав детей почувствовали приход новой эры, позволяющей гарантировать осуществление неотъемлемого права ребенка на личное достоинство. Государства-участники должны стремиться удовлетворять потребности детей независимо от места их рождения и воспитания. Образование является основополагающим правом ребенка и жизненно необходимо для того, чтобы дети росли здоровыми взрослыми, живущими полной и счастливой жизнью [2].

Школьное образование способно лишь частично решить эту благородную задачу. Ответственность за образование должна лежать на государстве, семье и обществе совместно, если мы действительно преследуем цель обеспечить получение детьми широкого спектра образовательного опыта.

Настоящая статья представляет читателям модель «Круг ребенка» [3], механизм благожелательного разрешения споров, которые я разрабатывала в течение трех лет вместе с коллегами и самими детьми в двух неблагополучных кварталах г. Монреаля (Канада). [4] Модель создана с целью оказания помощи детям и членам их семей, испытывающим сложности в системе образования. Чтобы лучше понять, как работает модель, я воспользуюсь примером девочки Сюзанны (понятно, что имя и другие детали вымышлены). В целом, в процессе обучения ребенок осваивает навыки критического и аналитического мышления, которые помогают ему лучше понять свои права и стать грамотным участником этого процесса. Ребенок также приобретает способность действовать самостоятельно и чувствовать уверенность в поиске решения проблем, связанных с его потребностями.

Сюзанна

В конце февраля отец Сюзанны позвонил в Центр социальной педиатрии. Он настаивал на организации немедленной встречи его дочери с нашим педиатром. По  словам отца, срочность встречи объяснялась множественными звонками им домой директора школы, где училась Сюзанна. Было похоже, что в целом способная девочка демонстрировала крайне вызывающее поведение, игнорируя обращавшихся к ней учителей. Существовала опасность, что тринадцатилетняя Сюзанна не сможет продолжать успешно учиться.

Спустя несколько дней социальный педиатр и его помощники пригласили девочку на встречу вместе с ее папой. Родители Сюзанны развелись несколькими годами раньше, когда девочка ходила в начальную школу. Поскольку  родители не проживали вместе, мама в Центр не пришла. На первой встрече мы узнали, что Сюзанна испытывает проблемы с математикой, французским языком и изящными искусствами. Но при этом не было никаких объяснений, почему она плохо успевает по математике. Мы также узнали, что родители девочки винят друг друга в школьных неудачах их дочери — мама плохо помогает в учебе, а папа слишком строг.

Медицинское обследование не выявило никаких физиологических отклонений, но было что-то странное в Сюзанне: она выражала все свои мысли не вербально и только посредством отца. Он попросил дочь отнестись с уважением к педиатру и его помощникам и практически вышел из себя, когда дочь продолжала хранить молчание. Когда ее спросили, хотела бы она поговорить с врачом в отсутствие отца, Сюзанна отрицательно покачала головой. Почему она стесняется? Опять, нет! Почему отказывается говорить? Она просто пожала плечами. Казалось, Сюзанна смотрела на педиатра с ухмылкой и озорным огоньком в глазах. Загадка оставалась нераскрытой.

Вместе с социальным работником мы продолжали искать ответ. Выяснилось, что в младших классах Сюзанна успешно училась. У нее было несколько хороших друзей, и она все еще прекрасно проводила время в общении с ними. Однако ее отец упомянул, что в последние несколько лет Сюзанна ни разу не поговорила со своей подругой и тремя другими знакомыми детьми, даже хотя она продолжала утверждать, что ей нравится, когда они приходят в гости.

Стало понятно, что Сюзанна страдала так называемой избирательной немотой без заболевания органов чувств [5]. Она не проявляла неуважение в школе, и у нее не наблюдалось проблем с поведением. Она просто не могла общаться в определенной социальной обстановке. До директора школы и учителей была доведена информация о состоянии Сюзанны, и это положило начало решению ее проблемы.

Когда мы встретили мать Сюзанны, она попросту отказалась принять версию о том, что ее дочь могла страдать каким-либо нарушением в развитии. По словам матери, проблема заключалась в отце, который слишком сильно контролировал ребенка.

В течение следующего года с Сюзанной работал детский психиатр, который назначил девочке лекарства и игровую терапию. В то же время ее родители продолжали спорить друг с другом, необходимо ли их дочери лечение или нет. С согласия Сюзанны мы предложили провести совместные консультации, привлекая к этому процессу всех, кто был вовлечен в решение проблемы.

Вот, как выстраивается процесс посредничества, называемый в социальной педиатрии «Кругом ребенка».

Круг ребенка

Дети, посещающие центр социальной педиатрии, обычно растут в семьях с одним родителем. Часто это молодая мать-одиночка с низким уровнем образования, низким социально-экономическим статусом и опытом плохого отношения к ней в собственном детстве или воспитанием не в своей, а в чужой, приемной семье, сменой патронажных семей и т.п. В каких-то кварталах такие дети растут в семьях недавно прибывших в Канаду иммигрантов, и их низкий социально-экономический статус не всегда является следствием слабого образования родителей. Хотя плохое отношение, которое испытывают на себе эти дети, может уходить корнями в определенные привычные им ценности и культурные убеждения, где насилие является обычной практикой, все же наиболее часто детские травмы объясняются войной или иммиграцией. Нередко встречаются семьи, которым пришлось переезжать из одной страны в другую прежде чем очутиться в бедном квартале Монреаля. Независимо от своего происхождения неблагополучные дети объясняют проблемы в своем развитии присутствием токсичного стресса вследствие трудных условий жизни, в которых они родились и воспитываются.

Некоторые родители не справляются с ответственной миссией растить ребенка и создавать для него «круг защиты». Реализация необходимых мер в интересах ребенка, даже с их согласия, может представлять рискованную задачу для таких родителей, если учитывать серьезную разницу в ресурсах и возможностях, предоставляемых детям в разных районах, а также большую вероятность того, что местное сообщество испытывает нехватку в подобных ресурсах — они либо ограничены, либо просто отсутствуют. Эта проблема еще больше осложняется, когда разгневанные родители и раздраженные сотрудники выясняют отношения, касающиеся интересов детей в рамках образовательной системы или же в суде до попытки мобилизовать ресурсы семьи и системы социальной защиты.

Когда дети, подобно Сюзанне, сталкиваются с неполным или неверным диагнозом, то несправедливость по отношению к ним становится вопиющей, особенно, когда сам ребенок не вовлекается в процесс принятия касающихся его решений. В своей практике мы сталкивались с тем, что ребенку навязывают столько диагнозов, прогнозов и услуг, сколько участвующих в его судьбе профессионалов и иных лиц. Как можно составить единую рациональную картину из всех этих отдельных кусочков мозаики и помочь детям, подобным Сюзанне?

Процесс достижения социальной справедливости непрост. Он подразумевает действия, являющиеся «демократическими и совместными, инклюзивными, требующими человеческого участия и способности совместной работы, чтобы добиваться положительных перемен» [6]. Однако обычно профессионалы делятся своим опытом, чаще всего используя узкоспециальный подход. Проще говоря, квалифицированные врачи ищут симптомы детской болезни, в то время как психологи и детские психиатры работают над аспектами умственного и эмоционального здоровья. Социальные работники спешат раскрыть причину в психосоциальной среде, а школа приходит к своим выводам, основываясь на непосредственном опыте общения с ребенком. Хотя есть явная ценность в том, чтобы разрешить ребенку активно участвовать в процессе принятия решений в отношении его собственной жизни, взрослым это обычно не нравится, и ребенок исключается из этого процесса для его же собственного блага. [7]  В случае с Сюзанной, девочка продемонстрировала оппозиционное поведение по отношению к своим учителям и сверстникам, и у нее не было возможности что-то изменить.

Хотя у каждого есть что-то из истории Сюзанны, проблема заключается в том, что мы редко объединяем воедино наши знания и профессиональный опыт. Но факт остается фактом — дети не часто привлекаются к поиску источника их проблем и формулировке решения, основанного на полученных данных.

Нам удалось найти способ для создания пространства, которое бы учитывало детей, как обладателей прав и как полноправных граждан. Был необходим процесс, обеспечивающий истинное участие детей в процессе принятия решений, касающихся их собственной жизни. Этот процесс нужно было сосредоточить на положительных качествах детей, их семей и местных сообществ.

В течение последующих трех лет, руководствуюсь собственным знанием философии коренного населения, я разрабатывала нужную модель. Я также учитывала опыт моделирования в общественном правосудии, практику социальной педиатрии, а также комментарии и предложения, полученные от партнеров (включая детей), наблюдений и критики существующих проектов. Я получила несколько документов, объясняющих различные проекты по решению конфликтных ситуаций и семейных обсуждений в Канаде, США и других странах по проблемам семьи. [8]

Я надеялась продемонстрировать преимущества внедрения гибкого, беспристрастного и независимого процесса, который бы способствовал обмену информацией относительно положительных качеств ребенка, его семьи, сообщества и государственных органов. В этом процессе детям необходимо было учиться правовой самозащите и самоопределению. [9] Подобно социальной педиатрии, в этой модели необходимо было мобилизовать ресурсы и услуги, направленные на их интеграцию и адаптацию к потребностям ребенка и в соответствии с его правами.

Наконец, в сотрудничестве и благодаря процессу заимствования инструментов модели семейных обсуждений, родилась модель посредничества «Круг ребенка». [10] Реализация этой модели позволяет собрать за одним общим столом всех, кто может внести положительный вклад в жизнь ребенка благодаря имеющимся у каждого частичной информации и отдельным решениям, а также благодаря совместной ответственности по обеспечению разностороннего развития ребенка и соблюдение его прав.

Этот процесс включает в себя четыре основные задачи. Во-первых, он поддерживает активное участие ребенка, его семьи и социального окружения в оценке потребностей, интересов и положительных качеств ребенка. Во-вторых, он помогает собирать и распространять информацию, относящуюся к сильным качествам и ресурсам семьи ребенка и социального окружения. В-третьих, он способствует совместной ответственности и партнерству всех людей, заинтересованных в решении проблемы ребенка, одновременно оказывая поддержку семье в воспитании ребенка. Наконец, он обеспечивает быстрое размещение объединенных ресурсов и услуг, адаптированных к потребностям, интересам и положительным качествам ребенка в целях устранения пробелов в естественной среде.

Каждый старается выявить, объединить и адаптировать услуги и ресурсы из естественной среды ребенка, чтобы наилучшим образом удовлетворять его потребности и интересы. Более конкретно, ответственность за внедрение утвержденного членами Круга плана действий и последующую работу разделяется всеми и не возлагается только на плечи ребенка и его родителей. Вместе они образуют «защитный круг» ребенка, который обеспечивает развитие его способностей на всех уровнях и предоставляет ему возможность пойти по новой дороге жизни и полностью реализовать свой потенциал.

Внедренная нами модель преследует цель создать защитный круг для ребенка, испытывающего трудности на жизненном пути, независимо от того, является ли он объектом внимания отдела по помощи детям и подросткам. Эта модель направлена на снижения уровня беззащитности ребенка путем поддержки его сильных качеств и возможностей семьи, одновременно мобилизуя услуги и ресурсы местного сообщества и общественных институтов в направлении решения всех вопросов, касающихся жизненных планов ребенка, испытывающего трудности. Однако этот процесс возможно и не трансформируется в семейную терапию.

Итак, мы попросили Сюзанну помочь посреднику создать свой круг с целью решить проблемы, с которыми она столкнулась в школе. Она кивнула в знак согласия, и на ее лице появилась улыбка.

Создание «Круга ребенка»

Первая встреча «Круга» с Сюзанной проходила в доме ее матери. Посредник объяснил Сюзанне и ее маме цель формирования Круга ребенка, а также сам процесс.

Круг ребенка создается по инициативе Центра социальной педиатрии, Общества помощи ребенку или органа правосудия. Круг не ограничивается единственной целью прекращения и профилактики повторяющейся ситуации, в которой безопасность или развитие ребенка подвергаются риску. Собственно эта модель составляет важный аспект социальной педиатрии. Она всегда включает в себя ребенка, членов его семьи и социального окружения, а также сотрудников Центра социальной педиатрии. В зависимости от проблемы, с которой сталкивается ребенок, приглашаются и другие важные в подобной ситуации люди из его окружения: учитель, директор школы, школьный социальный работник, педагог-психолог, сотрудник местной полиции, представитель отдела защиты детей и врач.[11] Юристы не входят в Круг, но их клиент будет предлагать план действий, основывающийся на результатах работы юристов. При необходимости подобный план может стать основой апелляции в судебные инстанции.

Участие всех сторон должно проходить на добровольной основе. Поскольку ребенок будет также задействован в работе всего Круга или отдельных его частей, и если нет серьезных противопоказаний касательно безопасности ребенка, в течение всего процесса необходимо обеспечивать физическую и эмоциональность ребенка. Все входящие в Круг лица должны иметь возможность полностью и активно участвовать в процессе. Если дело слушается в суде, то вопросы, рассматривающиеся Кругом ребенка, не должны стать достоянием судебных слушаний.

Чтобы Круг Сюзанны по-настоящему заработал, было необходимо мобилизовать усилия обоих родителей, других членов семьи (подругу отца и их детей), представителей местного сообщества (в случае с Сюзанной – ее учитель музыки) и государственных органов (образования и здравоохранения). После нескольких обсуждений мама девочки также согласилась участвовать в данном процессе.

Чтобы получить в ходе встреч всех участников интересные результаты и способствовать развитию партнерства и согласия между семьей и социальным окружением, необходимо провести важную подготовительную работу до непосредственной встречи Круга. Посредник связывается с ключевыми участниками, предлагаемыми ребенком и его родителями, чтобы назначить встречу с ними. Так, я провела несколько следующих дней, встречаясь со всеми участниками, готовя их к Кругу Сюзанны.

Подобные встречи обычно длятся один час. В ходе этой индивидуальной или групповой встречи посредник объясняет свою роль, процедуру проведения  Круга и причины, по которым присутствие данных конкретных участников важно. Посредник объясняет свою точку зрения по обсуждаемому вопросу, потребности ребенка и его сильные стороны. Затем посредник составляет список всех людей, имеющих значение для данного ребенка, в частности, имена и контактные данные членов семьи и социального окружения, а также тех, кто может способствовать решению проблемы. Наконец, посредник обеспечивает безопасность ребенка, а также возможность всем участникам Круга высказаться и быть услышанными. Если кто-то из участников не может прийти на встречу, его мнение относительно ситуации с ребенком может быть получено в письменной форме и зачитано другим участникам.

Когда все эти условия выполнены, можно собирать Круг.

Обеспечивая возможность всем участникам Круга высказаться и быть услышанными по вопросам, касающимся ребенка, посредник выступает в роли беспристрастного и независимого фасилитатора, объясняя всем присутствующим  стадии проведения Круга. Обсуждение фокусируется на потребностях, интересах и сильных сторонах ребенка, поиске общих и адаптированных решений, реализации этих решений и последующей деятельности.

В рамках процесса, заимствующего инструменты из технологии решения конфликтов и семейных групповых обсуждений, модель Круг ребенка предполагает семь фаз: 1) открытие Круга; 2) обмен любой доступной информацией по вопросам, касающимся ребенка, его потребностей и сильных сторон; 3) отдельные и приватные встречи как в семейном кругу, так и в рамках широкого социального круга, чтобы выявить цели и средства удовлетворения потребностей ребенка, основанные на его сильных сторонах и ресурсах ребенка и семейного круга; 4) объединение целей; 5) совместная трапеза; 6) поиск средств достижения поставленных целей и, таким образом, начало работы в партнерстве; 7) завершение встречи Круга и ознакомление каждого с планом действий. Эти фазы встречи Круга требуют обычно целый день (6-7 часов).

Все должны учиться выстраивать доверие друг к другу, чтобы получить наилучшие результаты в деле развития ребенка и реализации плана действий, что поможет ребенку развиваться на всех уровнях. В случае с Сюзанной встреча ее Круга происходила в центре микрорайона. Ее семейный круг включал в себя всех, кого она пригласила. А в дополнение к членам семьи она пригласила своего классного руководителя и директора школы. Социальный педиатр и социальный работник посетили Круг вместе с детским психологом.

В случае с Сюзанной процесс Круга ребенка не только позволил лучше понять ее ситуацию, но также и способствовал поиску комбинированных решений, адаптированных к потребностям и интересам Сюзанны. Сотрудники школы изменили свое отношение к ребенку и поддержали принятие оперативных решений, чтобы помочь девочке. Кроме того, члены семьи больше не чувствовали  себя отверженными в силу ее неспособности к вербальной коммуникации с ними. Они согласились вместе помогать Сюзанне.

Выводы

Круг ребенка представляет собой процесс посредничества, способствующий всестороннему развитию любого ребенка, столкнувшегося с трудностями на жизненном пути. Эффективность Круга зависит от уровня развития партнерства между семейным кругом и социальным окружением. Это партнерство позволяет участникам лучше понять возникшую проблему, объединить усилия и ресурсы и адаптировать их к потребностям и интересам ребенка. Ответственность за разработку плана действий лежит на семье, которой помогает социальное окружение. Однако реализация плана действий лежит не только на плечах родителей. Эту ответственность разделяют все члены Круга, чтобы обеспечить развитие многосторонних способностей ребенка на всех уровнях и в ее естественной среде.

Круг ребенка основан на убеждении, что самый главный элемент в достижении благополучия детей – это их сознательное участие в процессе принятия решений вместе со взрослыми (семейным кругом и социальным окружением), которые стремятся предпринимать действия в интересах ребенка, учитывая как победы, так и возможные ошибки. Круг ребенка способствует вовлечению в этот процесс определенных лиц, которых приглашают подключиться к поиску решений семьи, органов образования и здравоохранения. Полезное соучастие, мобилизация сил и умений этих людей являются большим благом. Именно с их помощью реализуются влияние, идентичность, знания и, в целом, большая часть оказываемой помощи.


1 Элен (Сиуи) Трудел (Hélène (Sioui) Trudel), кавалер Национального ордена Квебека, магистр в области права, генеральный директор и старший юрисконсульт Фонда д-ра Жюльена.

2 См: OCHRC, General Comment No.1, and Article 29 of the UNCRC.

3 Trudel (Sioui), Hélène, Anne-Marie Piché et al. (2009).  The Child Protective Circle.  5th World Congress on Family Law and Children’s Rights.  World Trade and Convention Centre, August 24, 2009, Halifax, Nova Scotia.

4 Piché, Anne-Marie & Trocmé, Nico (2011). Le Cercle de l’enfant – Évaluation Phase 1: Septembre 2008-Mars 2010, Rapport final, Juillet.

5 Чтобы лучше понять природу проявления детских мутаций, см.: https://selectivemutismcenter.org/whatisselectivemutism/

6 Sommers, Shirley (2014). Narratives of Social Justice Educators: Standing Firm. Cham, Switzerland: Springer International Publishing, citing L.A. Bell in Theoretical Foundations for Social Justice Education, p. 2.

7 Lansdown, Gerison (2011).  Promoting Children's Participation in Democratic Decision-Making. UNICEF, ISBN 88-85401-73-2, February 2001, Innocenti Research Center, Florence, Italy; cited in:  Head, Brian W., Why not ask them? Mapping and promoting youth participation. Children and Youth Services Review, 33(4), 541–547.

8 Автор выражает глубокую признательность госпоже судье Джун Марешка, Суд провинции Онтарио, и доктору Нико Тросме, факультет социальной работы, Университет МакГилл, за их комментарии и помощь в разработке этой модели.

9 Fiedler C. R., Danneker J. E. (2007). Self-advocacy instruction: Bridging the research-to-practice gap. Focus on Exceptional Children, 39(8), 1–20.

10 В этой модели мы заимствуем определение Жана-Луиса Тальвата, медиатора и специалиста в области коммуникации (здесь приводится неофициальный вариант перевода): Медиация – это искусство создания мира, ценностных ориентаций и уважительного поведения. Медиация – это философия диалога и восприятия. Она поощряет  взаимодействие и возвращает нас к необходимости обмена идеями. Она основана на принципах свободы, справедливости и дипломатии. Медиация предлагает плоды признания другого человека. См.: www.office-de-mediation.org

11 Эта задача поддержана Канадой на правительственном уровне, поскольку мы подписали Конвенцию о правах ребенка, признав тем самым, что «семья как фундаментальная единица структуры общества и естественное пространство развития и благополучия всех его членов и особенно детей,  должна быть обеспечена необходимой защитой и поддержкой для того, чтобы она могла полноценно выполнять свои функции внутри сообщества».

 

 

 

Home | Copyright © 2018, Russian-American Education Forum