Volume: 8, Issue: 2

15/12/2016

Профессиональная подготовка учителей в духе Корчака
Брауэрз, Хелма [about]
Ключевые слова: Корчак; профессиональная подготовка учителей; педагог; педагогический подход, ориентированный на ребенка; взаимоотношения. 

АННОТАЦИЯ: Автор с многолетним опытом подготовки учителей предлагает уникальный подход к подготовке будущих учителей, который основывается на идеях великого польского гуманиста Януша Корчака. Эта статья – одна из попыток связать идеи Корчака с современными программами профессиональной подготовки учителей и показать, как много эти программы выиграют, если они будут реализовываться в духе Корчака.


Детей нет – есть люди, но с иным масштабом понятий, иным запасом опыта, иными влечениями, иной игрой чувств. Помни, что мы их не знаем.

Януш Корчак

В этой статье я занимаюсь поиском идей Януша Корчака, связанных с воспитанием детей, а также рассуждаю о влиянии этих идей на подготовку будущих и уже практикующих учителей. Однако, перед тем, как обратить внимание читателя на влияние идей Корчака, считаю, что сначала необходимо прояснить, что я понимаю под педагогикой или образованием.2

Педагогический вопрос, отмечает голландский философ в области воспитания Герт Биеста, заключается не в эффективности учения и процессов развития, а в том, что такое желаемые образовательные результаты и почему мы должны достигать эти цели. Сам Биеста считает конечной целью воспитания помощь детям стать «взрослыми» людьми в этом мире, людьми, способными брать ответственность за себя, за других и за планету.

Воспитание детей, конечно же, есть нечто большее, чем поощрение хорошего и наказание за плохое поведение. Так называемый бихевиористский (поведенческий) подход ставит детей в зависимость от одобрения взрослых, не дает им учиться постепенно брать на себя «взрослую» ответственность, принимать свои собственные зрелые решения и быть независимыми в своих моральных суждениях.

«Быть всегда позитивными» – еще одна максима, которая не соответствует действительным целям воспитания. Задумываясь о взаимоотношениях между детьми и педагогами, Корчак говорит о «необходимой борьбе». Он пишет: «Учись у них, уважай их, верь! – Не хочу! – это крик ребячьей души, а ты должен его подавить, ведь современный человек живет в обществе, а не в лесу. Нет, ты это сделаешь.» (Korczak, 1986 с. 141).

Таким образом, Корчак, как и Биеста, показывают нам, что ответственность педагога выходит за рамки краткосрочных интересов или результатов и, конечно же, выходит за рамки интересов конкретного ребенка. Тем, как «взрослые» педагоги вводят новое поколение в мир, они берут на себя ответственность за будущее общество.

Как стать педагогом?

В начале каждого учебного года новая группа молодых, примерно 16-17 лет, начинает обучение в педагогическом колледже, готовясь стать учителями начальных классов школы. За четыре года они переходят от состояния, когда их учили и воспитывали родители, к состоянию, когда они сами становятся учителями и воспитателями школьников. Большинство из них, будто дети, сначала полны энтузиазма и чувствуют призвание работать с молодым поколением, они с нетерпением ждут, когда наступит момент начала их собственной преподавательской карьеры.

Но встает вопрос, действительно ли они понимают, насколько требовательной может быть эта работа? Корчак однажды писал: «Все детям, а что же мне? Дети набираются знаний, опыта, моральных принципов; они обогащаются – я теряю. Как же мне дальше распоряжаться запасом душевных сил, чтобы не оказаться банкротом?» (Korczak, 1986, с. 139). Корчак очень хорошо понимал, какой огромный запас душевных сил нужен, чтобы быть педагогом.

Мы часто слышим восклицания наших студентов: «Дети такие непосредственные!» Но наша первая встреча с детьми на уроке может нас разочаровать. Дети могут быть восхитительными, но, также как и взрослые, могут нас очень утомлять. Студенты, ожидающие только благонравных детей, вскоре обнаружат, насколько нереалистичными были их ожидания. Но студенты, склонные винить детей в плохом поведении вместо попытки понять возникающую воспитательную задачу, возможно, станут довольно хорошими учителями-предметниками, но никогда не станут действительно хорошими педагогами. «Воспитание детей», – говорил Корчак, – «возможно только, если мы откажемся от ложной веры в идеальных детей» (Korczak, year, с. 168).

Можно быть учителем, голова которого полна целей и методов преподавания, пытающимся полностью контролировать все результаты собственных усилий, но, как говорил Корчак, если вы не готовы иметь дело с неожиданным и непредсказуемым, то вы станете тираном для детей (Korczak, 1986, с. 14). Любой настоящий педагог радуется возможным неожиданностям. Когда учителя позволяют ученикам удивлять их, то дети чувствуют свободу быть самими собой. Все усилия полностью контролировать образовательный процесс, по сути, его разрушают! С самого начала своей профессиональной подготовки будущие учителя должны знать, что бесполезно устанавливать стандартизированные цели. Лишь наблюдайте, что каждый ребенок предлагает вам, и предлагайте ребенку правильную поддержку.

Насколько в действительности «весело» работать с детьми? Корчак называл детей “…похитителями твоего времени, тиранами твоего терпения …” Его слова объясняют суть того, что делает учителя педагогом: “Ты борешься с ними, а знаешь, что это не их вина” (Korczak, 1986, с. 132).

Было бы целесообразным, если бы преподаватели педагогических факультетов смогли бы помочь формировать в студентах не романтическое, а более реалистичное понимание о детях. «Они всего лишь дети», – нередко говорил Корчак. И поскольку они нуждаются в нашей помощи и поддержке в подготовке к самостоятельной жизни, они имеют право быть требовательными. В программах профессиональной подготовки учителей первоначальное стремление нести радость детям и получать от них радость, должно трансформироваться в ответственность за всех детей со всеми их различиями и, как следствие, в ответственность за мир, в который мы их приводим.

Учитель или педагог?

В течение долгого времени главной задачей профессиональной подготовки учителей было снабдить студентов достаточными знаниями о преподаваемых в начальной школе предметах, таких как математика, словесность, география и т.д. Дидактика (наука о том, как преподавать эти предметы детям) и психология (теория познания и развития) были частью программы профессиональной подготовки учителей, но, в основном, ставили своей целью научить студентов лучше преподавать. Но можем ли мы согласиться с положением, что преподавать детям значит всего лишь передавать им знания? Можно ли стать хорошим учителем без глубоких знаний, понимания и сопереживания тем, кого учишь? Как учит Корчак (см. цитату в начале статьи), конечно же нелегко действительно знать и понимать детей. «Мы не знаем детей, хуже того – знаем по предрассудкам» (Korczak, 1986, с.172).

Большинство компонентов учебного плана, который мы предлагаем детям, не учитывают интересы детей. Более того, профессиональная подготовка учителей не предполагает мотивацию будущих учителей слушать детей, чтобы узнать, что на самом деле происходит в их жизнях и душах. Наука о преподавании в последние десятилетия становится все более обезличенной. Она сосредоточена на условиях (вход), которые приводят к наилучшим результатам (выход) наиболее эффективным способом. Как мы видим на примере множества исследований, «основанных на фактических данных», результаты редко являются надежными и воспроизводимыми. Почему? Потому что исследования такого типа забывают о главном аспекте качественного преподавания: о взаимоотношениях! Дети расцветают, когда учитель верит в них. Учителя, понимающие, что такое быть ребенком, выстраивают лучшие взаимоотношения со своими учениками и, следовательно, получают лучшие результаты. И не только учебные, но также и результаты на личностном уровне: дети могут стать лучше, быстрее взрослеют, когда их любят и принимают, а не отталкивают, судят или ставят в ситуации постоянного соперничества с другими.

Развитие ребенка, особенно в раннем возрасте, во многом плодотворнее в обстановке теплых и доверительных взаимоотношений со взрослыми, в то время как стресс и волнения тормозят развитие ребенка (Shonkoff, 2012). Понимание того, «что работает» или нет на уроке (Marzano, 2003) не может прийти без глубокого понимания влияния здоровых или нездоровых взаимоотношений между взрослыми и детьми. В программах профессиональной подготовки учителей этот компонент требует намного большего внимания, чем ему уделяется сейчас. Почему студент не принимает ребенка или его поведение? В какой обстановке воспитывались сами студенты? Какие полученные ими психологические травмы не дают им теперь по-настоящему любить других? Действительно ли они отдают себя полностью детскому коллективу или преследуют лишь собственные интересы?

Проекты, в которых будущим учителям разрешается работать с приятными и неприятными воспоминаниями из своего детства, могут подготовить их к работе лучше, чем обучение тому, как использовать хорошо разработанные стратегии и методы преподавания.

В различных ситуациях на уроке учителя определенно играют гораздо большую роль, чем просто носители и передатчики необходимых знаний. А дети, конечно же, отнюдь не просто потребители этих знаний. Качество обучения в высокой степени зависит от качества человеческих отношений. Это означает, что важнейшие аспекты качества нелегко измерить.

Понимать детей

Что необходимо для того, чтобы развивать хорошие отношения с детьми? Корчак уже писал: «Познай себя прежде, чем захочешь познать детей» (Korczak, 1986, с. 126). Действительно, как и в любых других хороших отношениях, хорошее знание себя очень помогает. Понимание себя самого, что также включает понимание ребенка внутри самого себя, приведет к лучшему пониманию детей. А глубокое понимание детей приведет к принятию каждого ребенка таким, каков он есть. Дети, подобно взрослым, бывают временами небрежными, нетерпеливыми, застенчивыми, словоохотливыми, лидерами, добродушными, ленивыми, грубыми, быстро или долго соображают. Настоящие педагоги не будут стандартизировать – они будут ценить все различия, которые наблюдают в детях. Это не всегда легко. Например, непоседы (а таких большинство) или любители поболтать на уроке могут раздражать учителя. Не говоря уже о тех, кому мало или вообще не интересно то, чему вы их пытаетесь учить. Но Корчак сформулировал, как одно из важнейших прав, право ребенка быть тем, кем он является. «Вы не можете превратить дуб в березу», – писал он, – «или неряшливого в опрятного». Более того, «миру нужны дети такие, какие они есть» (Korczak, 1990, с.46). «Береза так и останется березой, дуб дубом, лопух лопухом».

Иногда студенты честно говорят вам, что им сложно принимать того или иного ребенка, заключая, что ребенок не замечает их, «потому что я не говорю ему/ей или не показываю этого». Но дети очень чуткие. Они интуитивно чувствуют, принимают ли их или отвергают, и соответственным образом реагируют. Эта чуткость также означает, что дети часто знают своих учителей лучше, чем учителя знают себя самих. Молодой учитель может думать, что играет некую роль, притворяясь кем-то другим или лучше, чем на самом деле. И снова Корчак замечает: «Нет смысла скрывать ваши дурные привычки. Вы можете преуспеть в этом, но, чем тщательнее вы пытаетесь скрывать их, тем тщательнее дети будут притворяться, что они не замечают или не знают. Они будут смеяться над вами, только за вашей спиной, очень тайно» (Korczak, 1986, с. 127-128).

Корчаковские учителя и на уроке остаются самими собой. Они не избегают конфликтов, но они не обязательно решают их в неоправданно серьезной манере. Детям разрешено допускать ошибки, так же как и сами учителя не застрахованы от ошибок. Один довольно агрессивно настроенный мальчик при первом знакомстве с Корчаком как-то сказал ему, что на предыдущей неделе дрался около двадцати раз. Корчак не попросил мальчика прекратить этот разговор, а спросил: «Какова твоя цель на следующей неделе?» Мальчик ответил: «Не подраться ни разу». В ответ Корчак заметил: «Это слишком амбициозно. Почему бы тебе попробовать драться только десять раз? На следующей неделе проверим, получилось ли у тебя». Ошибки педагогов часто вызваны их идеализмом, они лелеют очень высокие идеалы, а дети их разочаровывают, потому что не дают педагогам достигать эти цели. Однажды у Корчака вышел конфликт с ребенком в интернате. Корчак попросил его лучше себя вести. Мальчик заплакал и сказал: «Но доктор Корчак, это не моя вина, что вы не любите хулиганов, похожих на меня, а любите только тряпок… Попросите тряпку стать хулиганом, и он тоже не сможет подчиниться вам…» (Korczak 1986, с. 170).

Иными словами, Корчак превращал воспитательные взаимоотношения в обычные человеческие отношения без привычного взгляда взрослых свысока на детей. Если студенты научатся относиться к детям так, то они смогут помочь детям «жить в настоящем мире», по словам Биесты, ответственными «взрослыми» людьми.

Чтобы готовить студентов по-корчаковски, студентам сначала необходимо научиться справляться со всеми очень личными и, порой, противоречивыми эмоциями, которые приходят с их новой ролью педагогов. И им следует стремиться глубже понять, что такое быть ребенком.

Что касается целей преподавания, учителям стоит прекратить думать, что они могут решать заранее, чему следует учить, что будет изучено или каковы будут результаты их профессиональных педагогических действий. Иными словами, им следует воздерживаться от традиционной роли учителя и учиться иметь дело с неопределенным. В ответ они получат гораздо больше радости от своего труда – вместо попыток думать и работать инструментально, они будут общаться с живыми, творческими и активными молодыми людьми, которые будут каждый день удивлять и вдохновлять педагогов и… которые будут любить своих учителей такими, какие они есть, так же как учителя любят детей.

Корчак и профессиональная подготовка учителей

Что Корчак предлагает школам и преподавателям педагогических факультетов? Отношение Корчака к школам было довольно негативным. Он определял их как «бездушные школы», которые «своей упрямой верой в догмы (…) полностью парализуют детскую инициативу и независимость» (Korczak, 1982, с. 53). Корчак также говорит о «надменном знании», которое превращает школы в «мертвые институты» (Korczak, 1982, с. 60). Ясно, что привнести Корчака в профессиональную подготовку учителей значит больше, чем просто заставить студентов читать книги Корчака или о Корчаке и задавать им вопросы, например, каковы три основных права ребенка, сформулированные Корчаком.

Фактически, относиться к Корчаку серьезно означает полностью изменить процесс профессиональной подготовки учителей. Речь идет не о программе курсов, а об опыте взаимоотношений студентов с детьми во время педагогической практики. Эти взаимоотношения должны стать центром изучения. В такой ситуации акцент сместится с преподавания детям к преподаванию того, как учиться у детей и вместе с детьми.

Преподавателям педагогических факультетов следует прекратить судить своих студентов, потому что процесс познания самого себя и детей, анализа своих собственных чувств и эмоций, которые студенты испытывают в результате общения с детьми (например, радости, неуверенности, страха и т.д.), невозможно измерить отметкой от 1 до 5. Такое отношение может вызвать достаточный шок, но основа  профессиональной подготовки учителей – формирование педагогов, а не просто учителей – выходит за рамки любых измерений. Даже если бы мы могли измерить и оценить результаты личностного развития наших студентов, это было бы нежелательным, так как в этом случае наши студенты зависели бы от суждений других людей. Традиционный школьный подход – как на уровне начальной школы, так и в профессиональной подготовке учителей – не может дать нам зрелых педагогов, которые нам нужны в школах. А без зрелых педагогов мы не сможем помочь нашим детям войти в мир взрослыми людьми.

Что наши студенты знают о мире, который мы предлагаем детям? Интересно ли самим студентам то, что происходит вокруг их, или же они опустили руки, потому что все слишком сложно или слишком скучно? Перед преподавателями педагогических факультетов стоит задача превратить безразличие или невежество студентов в чувство сопричастности и ответственности за мир, в котором мы живем. Жизнь взрослого отчасти заключается в том, чтобы перебарывать свой собственный эгоизм, жадность, безразличие и невежество.

Как помочь будущим учителям чувствовать себя сопричастными с обществом и людьми вокруг? Точно не замыкая их в стенах школы. Им необходимо быть в обществе, встречаться с людьми в различных обстоятельствах, принимать участие в любых важных событиях. В рамках подхода к образованию и воспитанию, возникшего в итальянском городе Реджо-нель-Эмилия, даже самые маленькие учатся принимать участие в общих делах – они создают новый занавес в городском театре, выставляют и продают свои поделки в городских галереях искусств и т.д. Основатель этого подхода, Лорис Малагуцци, был убежден, что именно так мы можем построить демократическое общество и избежать власти новых диктаторов, подобных Муссолини (Edwards et. al, 1998).

Корчаковский проект

Структурные изменения, необходимые, чтобы готовить будущих учителей в духе Корчака, нелегко воплотить на практике. Традиционные школьные подходы достаточно трудно менять, потому что существует масса норм и правил, которые не зависят от воли отдельных школ или учителей. Но мы можем привлечь внимание к идеям Корчака через проект об этом замечательном педагоге.

В педагогическом институте, где я преподавала, мы целый месяц работали над недельным корчаковским проектом вместе со студентами и членами нидерландской Ассоциации Януша Корчака. На стадии подготовки мы создали буклет с интересными статьями и проработали идею того, как изучать Корчака с разных точек зрения:

  • права детей
  • счастливые дети?
  • Корчак и школы
  • Корчак и забота о ребенке
  • детям о войне и мире
  • дети и медиа.

Студенты могли выбрать, что они хотят изучать – как в стенах школы, так и за ее пределами. Они брали интервью у людей, связанных со всеми вышеуказанными аспектами, а затем возвращались к нам с полученными результатами. Они пытались выяснить, чему учит нас Корчак во всех этих ситуациях. Проект завершался презентациями каждой группы о том, чему они научились, и как они могут все это использовать в своей собственной педагогической практике.

Мы, преподаватели педагогического факультета, беседовали со студентами о значимости их опыта, полученного за эту неделю. Некоторые студенты отнеслись к проекту с большим энтузиазмом. Они научились по-другому смотреть на детей, стали более компетентными и зрелыми в общении со взрослыми. Но для многих студентов, хотя и понимающих значимость этой недели, стоило большого труда участвовать в этом проекте. Один из них сказал: «Мне вдруг пришлось начать думать!» Это был не комплимент, а серьезный упрек…

Корчак вновь и вновь будит и потрясает нас, педагогов. Некоторым нравится, когда их пробуждают. Такие используют предоставленную возможность, чтобы расти, развиваться и вырабатывать новые идеи. Других же сразу пугают последствия переосмысления того, что казалось им правильным, но оказалось ложным. Это вызывает в них чувство неудобства и неуверенности до такой степени, что они не могут расти и развиваться дальше. Я не раз замечала это среди студентов и коллег.

В качестве заключения: несколько конкретных советов

Как я показала в этой статье, если мы серьезно относимся к корчаковской идее защиты ребенка, нам, пожалуй, будет недостаточно просто организовать недельный проект, после чего продолжать работать, как и ранее. Корчак призывает нас коренным образом переосмыслить свою практику.

В заключении я хочу кратко изложить результаты такой практики преподавания будущим учителям и предложить конкретные идеи и советы в надежде, что это вдохновит других переосмыслить цели и содержание своей собственной работы.

Помимо чрезвычайной важности для тех, кто хочет работать с детьми, по-настоящему понимать их, преподавателям педагогических факультетов также важно знать своих студентов, их жизненные обстоятельства и чувства. Те, кто готовит будущих учителей, должны действительно интересоваться своими студентами, знать, что для них важно, что пугает их и что укрепляет их чувство уверенности в себе. Только установив теплые личные отношения со студентами, преподаватели педагогических факультетов смогут поддержать рост своих студентов. «Не требуй от себя, чтобы ты уже сразу был степенным, зрелым воспитателем с психологической бухгалтерией в душе и педагогическим кодексом в голове,» – писал Корчак, – «У тебя есть чудесный союзник – волшебная молодость…» (Korczak, 1986, с. 127).

Совершенно очевидно, что преподаватели педагогических факультетов могут помочь студентов открывать в себе детей. В своей программе профессиональной подготовки учителей мы просим первокурсников вспомнить собственное детство. Они находят свои детские дневники или начинают вести дневники, стараясь вспомнить, какими они были детьми. Вначале студентам нелегко вспоминать события своего детства. Но в процессе обсуждения этих историй в группах воспоминания медленно, но неуклонно возвращаются.

Одна студентка поделилась историей своей первой любви. Она рассказала, как она страдала, когда мальчик, которого она любила, переехал жить в другой город. Все, кто ее слушал, испытали на себе ее боль. Некоторые заплакали. Я спросила ее, в каком возрасте это произошло. Ей было шесть лет! Неожиданно студенты поняли, что взрослые обычно не относятся серьезно к боли и переживаниям детей. Призывая взрослых воспринимать печали детей серьезно, Корчак говорил: «Все детские слезы соленые».

Студенты обещали друг другу в будущем перестать легкомысленно относиться к детским переживаниям и страданиям первой любви. 

Во время педагогической практики в начальной школе студенты ведут дневники, записывая свои чувства и переживания по поводу происходящего, пишут о своей неуверенности, победах или чувствах к детям. После этой практики мы находим время обсудить в малых группах полученный опыт, чтобы помочь студентам понять и разобраться в том, что написано, и посоветовать друг другу, как поступать в различных ситуациях. Если для лучшего понимания или поиска решений студентам потребуется теория, то преподаватель даст им необходимые знания или подскажет, что можно почитать.

Необходимая задача профессиональной педагогической подготовки заключается в том, чтобы научить студентов наблюдать и анализировать свои наблюдения. Целесообразно вести такие наблюдения как можно объективно, как поступают исследователи. Корчак всегда говорил, что он научился наблюдать благодаря своей медицинской подготовке. «Я наблюдаю каждую мелочь, кажущуюся неважной деталь с дисциплинированностью научного мыслителя», – писал он. «Как для врача и воспитателя для меня нет мелочей: я внимательно наблюдаю то, что кажется случайным и малоценным» (Korczak, 1986, с. 169). Такой научно обоснованный подход позволит студентам не быть слишком скорыми в своих суждениях о детях. Он также помогает бороться с предубеждением, побуждает студентов узнавать больше о жизни своих детей и искать возможные объяснения их поведению. Наконец, этот подход поможет студентам понимать агрессию, страх или беспокойство детей.

Корчак как-то сказал: «Хороший воспитатель от плохого отличается только количеством сделанных ошибок» (Korczak, 1986, с.143).  Я уверен, что все знания, полученные в результате наблюдений, помогут педагогам допускать меньше ошибок.


Литература

  1. Biesta, G. J.J. (2006). Beyond learning. Democratic Education for a Human Future. London: Paradigma Publishers.
  2. Brouwers, H. (1994). Korczak en de Pabo; hoe word je opvoeder?(Korczak and teacher training; how to become an educator?) In: Görtzen, René (Ed.). Een mensenleven voor het kind (A human live for the child), Kampen: Kok. 
  3. Edwards, C., Gandini, L., & Forman, G. (Eds.) (1998). De honderd talen van kinderen (The hundred languages of children). Amsterdam: SWP.
  4. Hogeschool Alkmaar & Janusz Korczak Stichting  (1992). Janusz Korczak, leesstukken bij een project (articles to read for the Janusz Korczak Project), Alkmaar. 
  5. Korczak, Janusz (1985). Als ik weer klein ben (When I am little again), Utrecht: Bijleveld.
  6. Korczak,  Janusz (1986). Hoe hou je van een kind (How to love a child), Utrecht: Bijleveld.
  7. Korczak, Janusz (2007). Het recht van het kind op respect (The child’s right to be respected). Amsterdam: SWP.
  8. Korczak Janusz (1982). Begegnungen und Erfahrungen (Meeting and Experiencing). Göttingen.
  9. Marzano, R. J. (2003). What works in schools: Translating research into action. Alexandria, VA: Association for Supervision and Curriculum Development.
  10. Shonkoff, J. P. (2012). The lifelong effects of early childhood adversity and toxic stress. Pediatrics, 129, 232–246.

1 Брауэрз, Хелма – преподаватель педагогического факультета университета и специалист по раннему детству, г. Амстердам, Нидерланды.

2 Здесь используются слова ‘educator’ (педагог) и ‘educational’ (педагогический), т.к. более точные термины американского варианта английского языка (‘pedagogue’ и ‘pedagogical’), выражаемые данное понятие в большинстве европейских публикаций, в настоящий момент приобрели иное, а иногда даже негативное, значение, что может привести к путанице.

 

Home | Copyright © 2018, Russian-American Education Forum