Volume: 8, Issue: 1

1/05/2016

Сергей Данилович Поляков: человек, ученый, учитель
Шустова И.Ю. [about] , Аверьянов П.Г. [about]

Совесть, Благородство и Достоинство - вот оно, святое наше воинство. Протяни
ему свою ладонь, за него не страшно и в огонь.

Лик его высок и удивителен. Посвяти ему свой краткий век. Может, и не
станешь победителем, но зато умрешь, как человек.

Б.Ш. Окуджава

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: воспитание, психопедагогика, педагогическая инноватика, коллективное творческое воспитание.

АННОТАЦИЯ: это размышление-эссе, проясняющее многогранный образ Сергея Даниловича Полякова как ученого и практика, учителя и наставника, хранителя традиций, смелого исследователя настоящего и яркого научного прорицателя будущего. Его идеи, отношение к работе и к людям, увлеченность наукой и творчеством задают высокие рамки для учеников и последователей. Главной отличительной особенностью Полякова является целостный взгляд на воспитание как психологизированный процесс, когда в основу профессиональной деятельности воспитателя ставится понимание психологических закономерностей развития и взросления ребенка.


Общая информация

С.Д. Поляков - педагог, психолог, доктор педагогических наук, профессор. Родился 18 августа 1946 в г. Ступино Московской области. Окончил Московский государственный педагогический ин-т им. В.И. Ленина (1969), преподавал в школах Якутии, Ульяновской области, г. Ульяновска, Москвы, защитил кандидатскую диссертацию в НИИ общих проблем воспитания АПН (Москва, 1977), принадлежит к научной школе академика РАО Л.И. Новиковой. С 1981 г. преподает в Ульяновском государственном педагогическом университете им. И.Н. Ульянова, где основал научную школу и открыл аспирантуру по педагогике. Проводит исследования по психологии и педагогике воспитания и педагогической инноватике, в 1994 г. защитил докторскую диссертацию «Основы теории инновационных процессов в сфере воспитания» (Ин-т теоретической педагогики и международных исследований в образовании РАО, Москва). Опубликовал более 200 научных работ в журналах: «Педагогика», «Народное образование», «Новые ценности образования», «Вопросы воспитания», «Вопросы психологии», «Мир психологии», «Директор школы», «Классный руководитель» и др., а также 15 монографий («Технологии воспитания» 2002; «Психопедагогика воспитания и обучения» 2004; «Реалистическое воспитание» 2004; «Педагогическая инноватика: от идеи до практики» 2007; «Коллективное творческое воспитание: перезагрузка» М. 2015 и др.). С 2001 г. председатель диссертационного совета УлГПУ им. И.Н. Ульянова по защите диссертаций по педагогике. Под его научным руководством успешно защищено 17 кандидатских диссертаций.

Школьное воспитание по Полякову

Сергей Данилович всегда был неравнодушен к школе. Школа видела его в разном качестве: учитель, заместитель директора по воспитательной работе, научный руководитель городских и сельских школ, приглашенный эксперт и активный участник школьных событий разного уровня и масштаба в самых разных школах страны.

Многие его работы посвящены школьному воспитанию, пониманию процессов, влияющих на развитие и взросление современных детей (монографии «Школа: поиск в пути», «Реалистическое воспитание», «Школьная повседневность», «Психопедагогика школы»). В них рассматриваются основные идеи, факты, положения и закономерности воспитания школьников сквозь призму психологического знания и понимания. В своих работах он пытается ответить на многие актуальные вопросы: В чем особенности современной социально-педагогической ситуации, связанной с проблемой школьного воспитания? Какова специфика и проблемы современного школьного воспитания? Каковы возможности и задачи школьного воспитания? Какой должна быть логика воспитания в современной школе, если воспитание стремится быть реалистичным, отражать запросы и интересы детей, влиять на их саморазвитие? Каков воспитательный потенциал школы? Как внешняя реальность (государственная, общественная, культурная и пр.) помогает или мешает школе?

Большое значение имеет взгляд С.Д. Полякова на содержание современного школьного воспитания. Он отмечает, что содержание выражает сущностное, а ценности в воспитании как «… те маяки, которые освещают путь деятельности и общения воспитателей и воспитанников, то главное, что соответствует потребностям развития человека как члена общества и как индивидуальности» [5, с.114]. Взяв за основу линию человек – общности, он выводит четыре базовые ценности: Человек, Близкие, Отечество, Человечество.

Поляков – это всегда авторский, оригинальный анализ школы, изучение ее современной ситуации, понимание школьных феноменов и самих современных школьников. Его работы – это не просто анализ настоящего, но и взгляд в будущее. «Объективно новых сфер, требующих образовательных и особенно воспитательных инноваций, три: воспитание с пространством интернета; пересекающееся с ним воспитание в контексте новых молодежных и детских субкультур; образование и воспитание в социально неоднородном обществе (в этническом, конфессиональном и денежном смыслах)» [11].

Личность педагога

Многомерность нашего мира, наличие множества двойников у Вселенной – излюбленная тема фантастов и физиков. И эта же тема получила неожиданное продолжение в одном из недавних педагогических исследований Сергея Даниловича «Повседневная деятельность современного учителя». Деятельность учителя тоже многомерна. Каждое действие происходит на глазах учеников – и они видят совершенно не то, что задумал учитель. А мнение ученого, наблюдающего за уроком, будет расходиться с каждой из этих точек зрения. Какая позиция правильная? Ученый – умный, объективный, беспристрастный. Но он сделает описание, которое застынет на бумаге. Учитель – автор, создатель этой деятельности. Но представим эту деятельность без учеников – абсурд. Ученики – те, ради кого все затевалось. Но они описывают эту деятельность настолько субъективно… Так где же правда о педагогической деятельности?! Этот вопрос звучит в работах С.Д. Полякова.

Интересна идея, что существующие в педагогической теории модели деятельности воспитателя отличаются от представлений о воспитании, воспитательных ситуациях, воспитательной деятельности в массовом профессиональном сознании педагогов. Возможно формирование ориентации на педагогическую работу с индивидуальными проблемами школьника не через изменение педагогического самосознания, а через развитие интереса педагога к индивидуальному, субъективному миру ребенка.

Большое значение С.Д. Поляков уделяет характеру взаимодействия педагога с воспитанниками, их совместной деятельности и общению по поводу этой деятельности. Педагогу очень важно, оставаясь искренним в выражении своих чувств, которые при общении нужно подавать в той мере и в той форме, чтобы не ухудшать отношения, а улучшать и развивать их, «искреннее выражение своих чувств должно быть окультурено». Он отмечает, «чем больше взаимное доверие воспитателей и воспитанников, тем больше обращенность воспитанников на саморазвитие» [5, с. 22].

Приведем еще одну цитату, отражающую размышление автора о современном педагоге: «Что же воспитывает в воспитателе? Одни скажут – личность, другие – хорошие методы работы, эффективная методика. «Миротворцы» назовут и личность, и методику. Автор неоднократно задавал этот вопрос учителям. Расклад ответов обычно таков: «личность» – 50-60 %, «методика» – 15 - 20 %, «личность и методика» – 25 - 30 %. Что же верно? … Автор на третьей позиции – личность плюс методика. Но это не совсем так. В формуле Л + М самое неясное середина – знак плюс!» [5, с. 70]

Психопедагогика воспитания и обучения

Сохраняя взаимосвязь педагогического и психологического знания, понимание и раскрытие педагогических реалий через психологические закономерности, Поляков определяет психопедагогику как область научного исследования, изучающую психологические закономерности, проявляющиеся в «пространстве» конкретных образовательных организационных форм [5, с.295]. Этот подход позволяет по-новому показать задачи и содержание воспитания, выстраивать их исходя из ребенка и психологических закономерностей его развития.

В психопедагогике четко обозначена зона воспитания, где воспитание – это целенаправленное влияние на развитие мотивационно-ценностной сферы личности, что дает более содержательное понимание всех связанных с воспитанием категорий: цели, содержания и методов воспитания. Психопедагогика позволяет раскрыть психологические особенности возраста с педагогически значимых позиций: потребности возраста, образ Я, деятельность (совместная деятельность), общение (характер межличностного общения и взаимодействия), ожидания от воспитателя (взрослого), потенциалы личностного развития (по сути, определение его зоны ближайшего развития).

Особого внимания заслуживает авторский подход к цели воспитания. «Цель воспитания в современных условиях – это целенаправленное влияние на развитие потребности и способности личности к саморазвитию… Потребность в саморазвитии — стремление, желание, интерес к развитию себя. В этом слове — психологическое ядро нашего понимания воспитания как помощи в мотивационно-ценностном развитии… способность к саморазвитию – оснащенность, умелость, владение средствами, развитие этих средств…» [5, с.105 - 107]. Конкретизацию данной цели Поляков видит в целенаправленном влиянии на развитие потребности и способности воспитанника – к самопознанию, самоопределению, самореализации, и личностной саморегуляции.

Иными словами, психопедагогика – это приглашение автора к совместному размышлению и пониманию важных вопросов воспитания и развития современного ребенка.

Если у одного фантастического героя истина всегда была где-то рядом, то в случае Сергея Даниловича она где-то между. Например, между педагогикой и психологией. К поиску были подключены и коллеги по кафедре, и аспиранты, и ученые по всей России. Каждый камень в окрестностях этих двух наук был перевернут, осмыслен, каталогизирован и описан в статьях и монографиях. На перекрестках этих наук организовывались семинары, конференции и круглые столы. Различные аспекты их взаимодействия освещались в диссертациях аспирантов. Результатом этого дружного поиска было и есть утверждение новой науки – психопедагогики воспитания.

Педагогическая инноватика

Сергей Данилович отмечает: «У каждого профессионала есть своя собственная, «личная» наука – представление о понятиях и законах, используемых в профессиональной деятельности…» [7, с. 9.].

С.Д. Поляковым разработан авторский оригинальный подход к педагогической инноватике. Он раскрывает сложные позиции данного учения, переводя их в плоскость научно-практического видения и понимания. Им структурирована и определена терминология педагогической инноватики, представлена типология инноваций, выделены факторы и закономерности распространения новаций, инновационные «ядра», этапы освоения и развития инноваций, стратегии нововведенческой работы, инновационные процессы в образовательной организации. Предложена авторская модель распространения педагогических инноваций и новшеств.

Большое внимание он уделяет изучению распространения одной из самых ярких отечественных инноваций 60 - 80-х годов – методике коллективного творческого воспитания.

Коллективное творческое воспитание

Сергей Данилович не только серьезный ученый, он всегда ориентируется на живые процессы и интересную практику воспитания. Не случайно многие его работы посвящены личностно-ориентированным технологиям воспитания, особенно технологии КТД (коллективное творческое дело) или КТВ (коллективное творческое воспитание). Он раскрывает идеи И.П. Иванова, основателя КТВ, в новых изменяющихся условиях, дает им новую жизнь, показывает, в чем сегодня состоит алгоритм их действия, порождает новое видение и новые формы использования технологий КТВ в современной школе.

Тексты Полякова всегда наполнены образами и живыми примерами. Со студенчества помним и используем его метафору относительно структуры технологии КТВ [9, с. 10 - 14]. Электровозы (движущая сила КТВ) – коллективное целеполагание и ситуации-образцы; вагоны – это коллективные творческие дела, они состоят из двух, крепко соединенных материалов: коллективной организации деятельности (КО) и коллективного творчества (КТ), и в каждом вагоне есть кондиционер – ЭН (эмоциональная насыщенность дела); направляющие движение – рельсы – это общественная направленность жизни коллектива на пользу и радость людям; рельсы и поезд опираются на основу, «насыпь» – товарищеские отношения воспитателей и воспитанников.

Важно, что в КТД происходит включение школьников в полную структуру деятельности (от целеполагания до анализа), порождающую чрезвычайно значимое для школьников чувство коллективного и индивидуального авторства, формируются субъектные качества. Поляков отмечает: «Что же является надежным результатом грамотного осуществления творческих дел независимо от их ориентации? Это позитивная активность школьников, причем не зрительская, а деятельностная, сопровождающаяся в той или иной мере чувством коллективного авторства (не «нам сделали, устроили, провели», а «мы провели, решили, сделали»)» [7, с. 14].

Сергей Данилович показывает перспективы и анти-перспективы распространения коллективного творческого воспитания. В 1993 году он создал семь сценариев развития коллективного творческого воспитания в перспективе. Прошло более 20 лет, и его сценарии во многом оправдались.

Поляков – связующее звено современной теории и практики воспитания

Особая заслуга Сергея Даниловича – многогранное понимание теории и практики воспитания через организацию коллективных обсуждений, живой дискуссии ученых и практиков. Ежегодно в формате детско-взрослой общности проводится синтез-школа, где встречаются приглашенные ученые, преподаватели ВУЗов, педагоги школ и старшеклассники.

Назовем наиболее значимые мероприятия, организованные С.Д. Поляковым:

29 июня – 2 июля 2003 г., круглый стол «Отечественная педагогика сегодня – диалог концепций». С.Д. Поляков организовал встречу лидеров научных педагогических школ страны для конструктивного диалога между ними, проявления значимых современных идей, мыслей, концепций воспитания. Эта встреча, по сути, стала возвращением традиции проведения выездных научных школ, предложенной в свое время Л.И.Новиковой.

18 - 21 мая 2009 г., круглый стол «Психология и педагогика современного образования: возможности и границы взаимодействия». Это была открытая дискуссия педагогов и психологов; но в тоже время, и встреча поколения молодых ученых с педагогами и психологами, внесшими существенный вклад в развитие современной науки. Образ встречи – переплетение кругов, в поле пересечения которых переливается и мерцает разноцветная картина жизни современной школы.

29 июня – 1 июля 2015 г., круглый стол «Полидисциплинарное видение социокультурных вызовов школе: дополнительность и оппозиции». Эта встреча позволила выявить социокультурные вызовы современной школе, раскрыть их в рамках целостного полидисциплинарного видения, объединяющего знания педагогики, психологии и социологии.

Научная фантастика

На многих работах Сергея Даниловича стоит значок НФ – научная фантастика. Почему он в книги самой земной и реалистичной проблематики (воспитание) включил несколько параграфов в научно-фантастическом жанре? Сам автор объясняет: хотелось бы более отчетливо посмотреть на будущее. Мы, читатели, вправе принять это объяснение. Но вправе и включиться в игру, и начать создавать свои интерпретации. Например, понимание, что особо важные идеи автора пока не могут быть приняты человечеством (у других интерпретаторов – начальством, цензурой и т.п.), поэтому пусть ждут своего часа, замаскированные под сказку. А может быть – это описание реально существующего положения дел… Но в параллельной Вселенной. А кто-то решит, что это намек на фантастичность и утопичность всей науки - педагогики. Дескать, сколько лет воспитываем человека, а он все норовит обратно в лес, на пальму. Да, в конце-то концов, воскликнет очередной интерпретатор, издевается над нами автор – он специально это сделал, чтобы мы ломали голову, зачем он это сделал. А почему бы и нет ведь заставлять думать – основная задача педагога.

Но если вернуться к авторскому объяснению функции этих фантастических параграфов (взгляд в будущее), окажется что в той фантастике был и элемент пророчества. В книге 1996 года описывается конференция в Бомбее в 2051 г. Почти сбылось! Погрешность всего в 40 лет – не в 2051, а в 2011, и в 5 тысяч километров (не в Бомбее, а в Нанкине). Но это уже допустимые погрешности.

Вот еще одно пророчество. Футурологический прогноз об опасностях 2006 года (Реалистическое воспитание, 2004). Все как по писаному! То есть, именно по писанному и пошло. Проявились все три обозначенных опасности. И нарастание удушающей все остатки живого бюрократизации, и всевозможные формы псевдопатриотизации, и профилизация, порой доходящая до ПТУ-тизации университетов.

П.Г. Аверьянов: Долго не мог понять, почему Сергей Данилович предпочитает читать Стругацких, если уже есть Пелевин. В процессе дотошных расспросов была сконструирована совместная формулировка: фантастика Пелевина – злая ирония над человеческой природой, а фантастика Стругацких – мечта о Человеке. Таким образом, вопрос из банального «о вкусах не спорят» преломился в плоскость выбора жизненной позиции: разрушение или созидание, бунт или просвещение. Но кто сказал, что бунт и разрушение – всегда зло, а созидание и просвещение – всегда благо? То есть выбор не между добром и злом (понятно, что все мы ничего кроме добра не выбираем). В чем же тогда критерий выбора? И снова приходится возвращаться к трюизму о вкусах и спорах. В общем, дилемма Пелевин – Стругацкие была «промедитирована» досконально – и я решил отказаться от перевербовки Сергея Даниловича из поклонников Окуджавы в фанаты «Гражданской обороны». Хотя, исходя из контекста многомерного рассмотрения феномена С.Д. Полякова, возможно, я пересмотрю это решение.

Ученики об учителе

Лучше всего личность человека, ученого, наставника проявляется в размышлениях и воспоминаниях его учеников. Представим некоторые из них.

В.Р. Ясницкая: Работа педагогом по месту жительства в студенческом педотряде, вожатым в 561-ой Московской школе (ее организатором был А.В. Мудрик), учителем в Якутском поселке Чернышевский (там, собственно, и начиналась исподволь научная деятельность в виде наблюдений и аналитических записок о коллективе старшеклассников), в Ундоровской школе (здесь молодой физик «зажег» своих учеников созданием собственной киностудии) – все это было «начальным воплощением» той устремленности, в которую он вольно или невольно вовлекал все больше людей, взрослых и детей, обычных и ярких, но неизменно интересных ему и значимых для него. Вообще, это довольно редкий талант – относиться к человеку не как к любопытному объекту, не как к возможному материалу для реализации собственных притязаний, а с искренним, созидательным интересом.

П.Г. Аверьянов: По Полякову, личность не может быть целью воспитательного процесса. Его цель – создание условий для человеческого взаимодействия. Именно эта идея спасла меня от тотального разочарования в самом начале моего педагогического пути, когда я обнаружил, что личности моих подопечных вряд ли будут такими, как я это себе «напланировал». Ухватившись за вышеозначенную идею, я вместо погружения в тотальное разочарование (в себе, в людях, в профессии) или бессильно-истерическую диктатуру начал организовывать взаимодействие с воспитанниками (искренние споры, честные конфликты, обсуждение насущных вопросов). И в какой-то момент появилось понимание: с их личностями все будет в порядке. Даже и без моего педагогического рвения.

Можно рассматривать Сергея Даниловича как человека, принимающего наши идеи и инициативы, но можно и как провокатора (человека, провоцирующего инициативы своих аспирантов). Когда я вспоминаю, как проводил формирующий эксперимент для диссертации, то сначала в сознании неизменно возникает образ из одной фантастической книги – образ ученика чародея, которого наставник столкнул в бурную реку, дабы тот в борьбе за выживание раскрыл свои сверхспособности. Вглядываясь в обезумевшие глаза этого ученика, я вижу аспиранта, которого катапультировали в какой-то лагерь “Юность”, на какой-то непонятный слет, чтобы он там ставил спектакль с незнакомыми учениками, на которых и без него претендовали (и весьма агрессивно) незнакомые учителя. Барахтаться во всем этом пришлось отчаянно. В результате, сверхспособности я, конечно, не обрел, но эксперимент получился вполне убедительный. И это, пожалуй, в не меньшей степени фантастично.

А.С. Данилова: К сожалению, я так и не смогла найти первоисточник, но запала в душу цитата Сергея Даниловича (даже, точнее, маленькая часть её): «Давайте договоримся о словах». Казалось бы, ну и что такого? А Вы подумайте: как часто в нашей рабочей жизни происходят сбои, казусы, недопонимание. Автор хотел сказать, а Читатель понял совсем не так. Или не понял вовсе. Восемь лет назад, когда я ещё только начинала работу над кандидатской диссертацией, я столкнулась с таким количеством терминов, понятий, трактовок и смыслов, что чуть было, не увязла в них, как в болоте. И вдруг – спасительная соломинка. «Договоримся о словах!» В самом деле, если в самом начале определиться с терминологией, точно и по возможности кратко сформулировать основные понятия – дело наладится. Сейчас, работая со студентами старших курсов, я начинаю с того, что мы «договариваемся о словах». Сергей Данилович, спасибо за этот такой простой, но важный урок мастерства! Что во мне от Сергея Даниловича? Желание видеть изюминку и потенциал в любой, даже самой «избитой» и «затасканной» идее.

И.Ю. Шустова: Поляков – это человек-идея, человек-событие. Неожиданные идеи и предложения Полякова, разворачивают процесс взаимодействия (со школьниками, со студентами, в педагогической общности) в новое продуктивное русло, высвечивают общие смыслы, выводят его на новый качественный уровень. Зарисовка: Гимназия № 33, детский сбор, неожиданное предложение С.Д. соединить все поступившие в ходе дискуссии идеи в целостный образ из нас самих – живую скульптуру, объединяющую действие, общие эмоции, прояснение, кто что имел в виду. В результате, у сбора новый виток! Его работы – это тоже событие, они сопряжены с глубокими размышлениями и открытиями, рождают новые мысли и самостоятельное творчество.

Инкогнито: Он тогда специально это сказал! - утверждала аспирантка, на тот момент уже успешно защитившаяся. – Он проходил мимо и спросил, чего это я грустная. Я ответила, что диссертация буксует. Он попросил напомнить, как звучит моя тема. Мы немного пообсуждали ее, и он ушел. Через полчаса я сначала обиделась, а потом мне стало мучительно стыдно. Обиделась – за то, что он забыл мою тему. А стыдно... За то же самое: уже полгода я ему ничего не показывала, да и не писала. Через месяц принесла кирпич. Да, он и как манипулятор – гений.

С несколькими аспирантами мы периодически произносим ритуальную фразу: «Ни у кого другого мы бы не защитились!» Что за этой фразой стоит? Скорее всего – попытка осознать, как можно настолько доверять своим ученикам. У многих из нас есть файл с теми безумными идеями, которые Сергей Данилович оставил в тексте и даже обсуждал их с нами. Сейчас мы периодически вздрагиваем: что было бы, если бы мы их сами не выкорчевали из своих диссертаций… И вот вопрос: чему именно он тогда доверял: тому, что мы разовьем эти идеи до совершенства, или тому, что мы сами сумеем увидеть их никчемность? Это в принципе не важно. Важно, какое огромное количество студентов, аспирантов, учителей говорят ему спасибо за неразрушенную способность мечтать.

Научный семинар Полякова, или школа вхождения в науку

В 1996 году Сергей Данилович организовал семинар для своих аспирантов. В этом году семинар празднует юбилей – 20 лет. Для нас это школа взросления, именно здесь мы впервые выступаем публично со своими исследованиями; учимся формулировать и аргументировать свои мысли и идеи, свою позицию; сюда несем интересующие нас вопросы из области педагогики, психологии, философии, зная, что общее обсуждение поможет понять, постичь новое; здесь происходят встречи-открытия новых людей, которых Сергей Данилович приглашает на семинар; здесь существуют эмоционально теплые и радостные праздники (поздравление защитившихся, Новый год, Майское чаепитие и пр.)

Вновь обратимся к словам учеников, наших семинаристов:

А.С. Данилова: Хотела начать так: «Семинар существует уже двадцать лет…» Подумала: «что значит существует»? Никаких «существует», «работает», «учит». Семинар живёт, дышит и развивается, периодически омолаживаясь. Верит в светлое будущее российского образования. Протаптывает новые тропы в педагогике. Вдыхает запахи оригинальных идей и педагогических открытий. Приглашает в гости друзей – таких же фанатов своего дела, бессребреников и тружеников.

П.Г. Аверьянов: Этот семинар напоминает мне оазис. Целый месяц семинарцы бродят по своим нелегким профессиональным дорогам – и наконец, в третий четверг месяца, собираются в караван-сарае № 352. И утоляют жажду свободного, незаштампованного мышления. Мышления, не связанного сиюминутной корыстью и требованиями сверху. И что самое ценное, мышления совместного. Какие темы на нем еще обсудить? Да любые, облегчающие человечеству обретение, опять же совместного, счастья.

И.В. Захарова: Спасибо, что есть семинар – это источник творческой энергии, наполненный вниманием к Человеку, заботой о нашем образовании и о судьбе каждого первоклашки. Наверно, паломников тянет по святым местам то же чувство, которое тянет нас на семинар, хотя жизнь иногда совсем далеко забрасывает от педагогики.

Е.М. Шпоркина: Семинар – это большая поддержка для исследователя, особенно начинающего, и интеллектуальная, и моральная. Это сообщество людей, живо интересующихся тем, что происходит вокруг них, в реальной жизни и в представлениях людей.

А.Д. Барбитова: Семинар Сергея Даниловича обязателен для аспирантов, не обязателен, но привлекателен для уже защитившихся семинаристов; открыт для дискуссий и знакомств с новыми интереснейшими учеными, педагогами, и специалистами, а также, точками зрения и мнениями, и становится базой для реализации образовательных проектов.

И произносятся новые фразы: «Деятельность классного руководителя – это интересно!» «Гендерный подход в воспитании – это интересно!», «Педагогическая интуиция – это интересно!», «Формирование положительного отношения к образу профессии – это интересно!», «Инклюзивное образование – это интересно!»

И каждый раз новый виток встреч с Сергеем Даниловичем Поляковым дает новый виток результатов. В этом, наверное, и заключается технология жизнедеятельности аспирантского семинара Сергея Даниловича Полякова и дальнейшей профессиональной судьбы каждого семинариста.


Литература

  1. Воспитательная деятельность педагога: учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений / И.А. Колесникова, Н.Б. Борытко, С.Д. Поляков, Н.Л. Селиванова; под общ. ред. В.А. Сластенина и И.А. Колесниковой. 3-е изд., стер. М.: Академия, 2007. 336 с.
  2. Живая педагогика: Открытость. Культура. Наука. Образование: Материалы круглого стола «Отечественная педагогика сегодня – диалог концепций». М.: Народное образование, 2004. - 272 с.
  3. На перекрестках педагогики и психологии: Сборник научных трудов / Под ред. А.Д. Барбитовой, С.Д. Полякова, И.Ю. Шустовой. - Ульяновск: УлГТУ, 2006. – 174 с.
  4. Поляков С.Д. Технологии воспитания: учеб.-метод. пособие. М.: ВЛАДОС, 2002. - 144 с.
  5. Поляков С.Д. Психопедагогика воспитания и обучения: Опыт популярной монографии. – М.: Новая школа, 2003. – 304 с.
  6. Поляков С.Д. Реалистическое воспитание [Текст] / С. Д. Поляков. – М.: Центр «Педагогический поиск», 2004. – 176 с.
  7. Поляков С.Д. Педагогическая инноватика: от идеи до практики. М.: Центр «Педагогический поиск», 2007. 176 с.
  8. Поляков С.Д. Психопедагогика школы. Научно-популярная монография с элементами научной фантастики. Ульяновск: УлГПУ, 2011 – 262 с.
  9. Поляков С.Д. Коллективное творческое воспитание: перезагрузка. М Издатель: Издательская фирма «Сентябрь», 2015. 199 с.
  10. Психология и педагогика: пространства взаимодействия. Материалы «круглого стола» «Психология и педагогика современного образования: возможности и границы взаимодействия». М.: Школьные технологии 2010. – 400 с.
  11. Электронный ресурс: http://ps.1september.ru/article.php?ID=201401110

Home | Copyright © 2018, Russian-American Education Forum