Volume: 7, Issue: 3

15/12/2015

Воспитательная деятельность и педагогическое поведение учителя как важнейшие формы профессиональной деятельности
Лизинский, В.М. [about]

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА:  формы и типы педагогического влияния, образ учителя,  типология поведения.

АННОТАЦИЯ: В присущей ему своеобразной манере известный российский ученый  размышляет о вечных темах педагогической профессии, в которой нет мелочей, и где каждый атрибут поведения и даже одежды учителя оставляет след в характере и душе ученика. С юмором и иронией, но при этом глубоко и неординарно, выделены и проанализированы основные и возможные типы поведения педагогов, показаны их достоинства и недостатки.


Внешние формы педагогического воздействия также как и вербальные и невербальные способы влияния могут быть и порой воздействуют на детей положительно, отрицательно или никак.

Одежда и ее атрибуты, прическа, походка,  осанка, взгляды, наклон головы, держание паузы, манера глядеть на детей, улыбка и выражение гнева, манера письма и роспись, цвет чернил и форма цифровой оценки, усталое безразличие, украшения, любимые выражения и цитаты – да мало ли что еще незаметно воздействует на детей, отталкивая или привлекая их, и порой очень сильно влияя на их поведение, отношения, оценки, будущую жизнь.

Некоторые учителя всю свою жизнь не могут или не хотят избавиться от некоторой клоунады, фокусничества, ерничества, заискивания, чем стараются понравиться детям, но все это из разряда внешних влияний, которые могут привлечь неразвитые души и ненадолго, но вряд ли привлекут подростков развитых и думающих.  

Еще до предмета, еще до всевозможных методик, личность учителя во множестве ее проявлений так привлекательна или отталкивающе неприятна детям. Классики считали, что учитель должен быть молодым и красивым, естественно они имели в виду психологический возраст и молодость души.

В арсенале подобных поведений мы выделяем такие варианты как:

Маргинальное поведение

Когда учитель одет в цветные с вызовом наряды, покрашены волосы в синий, огненно-медный, красный и черно-зеленый цвет, чулки черные или разноцветные, ногти надстроены и хищно вытянуты, голос зверский, кричит, стонет, обвиняет, смотрит с надрывом и злобой, ходит тяжело, слова подбирает с трудом, оценки выводит плохие крупно и жирно красным цветом, общение с детьми только через приказ и требование.

Такой учитель настолько вдали и на обочине культурных явлений, настолько далек от современных проблем, страдания и поисков души, настолько ремесленнически тянет лямку своего постылого труда, что и сам изнывает и несет в себе образец, через который многие дети навсегда потеряют интерес к педагогической профессии. Не все компоненты обязательны для этой карикатуры, но даже некоторых из них вполне достаточно, чтобы навсегда или надолго отбить у детей любовь к учителю и к учению.

Классическое поведение

Когда учитель смотрит на мир мудрым, все знающим, все понимающим и все прощающим взглядом. Его приход в класс дисциплинирует и подтягивает детей, голову носит высоко и гордо, ходит  уверенной поступью. В улыбке кроются элементы таинственности, вовлечения детей в мир неведомых знаний, а иногда и открытий, стихи читает взволнованно и приподнято, в особо лирических местах наворачиваются слезы.

Носит длинные рукава, окаймленные жабо, или с продетыми в прорези запонками, темного серебра брошь на цепочке украшает черную или серую водолазку, ниспадая поверх как у актрисы Ермоловой на знаменитом портрете, строгий пиджак завершает композицию.

Любит  слушать доверчивый шепот детей в интимной беседе, всегда поможет, не пожалеет времени, чтобы сходить к болящему ученику, любит народные и гражданского звучания песни. Голос грудной, широкого диапазона, речь грамотная, пошлости и ничтожного юмора и не любит и не признает, но совершенно серебристым смехом сопровождает настоящую шутку, умеет видеть и признавать свои ошибки, иногда плачет, то ли от усталости, то ли от переживаний.

В свой мир пускает детей и взрослых, то есть открыта и откровенна до определенного предела, за которым скрывается некая привлекательная тайна, любит цветы и добрые слова в свой адрес, потому что и сама никогда не скупится на похвалу.

Взгляд чистый, лучистый, открытый, наличествует способность к сопереживанию, чувства и привязанности глубоки и постоянны.

Если ее подстерегает любовь, отдается своему чувству всей душой, но из гордости и понятия о чести никогда не станет навязывать себя. Чтение и музыка ее непреходящие чудеса, которые постоянно порождают восторг души, желание с кем-нибудь поделиться. Все делает обстоятельно, честно и ответственно, всю педагогическую жизнь иногда больше,  иногда меньше, готовится к урокам, радуется хорошо проведенному уроку и любым успехам своих питомцев.

Современное поведение

Быстр, решителен, рационален, ждет директорского поста, все время то ли играет, то ли считает что-то на экране телефона и планшета, любит использовать электронные устройства не в дидактических целях, а просто так. Одевается в майку с надписями, носит цветные кроссовки, ироничен, примитивно и цинично отвечает  на все вопросы, любит быть режиссером, что-то поет, оценки ставит просто так, любит позы и цитаты, ест быстро, с учителями общается отчужденно, кокетничает и любит смотреть на себя как бы со стороны, хорошая и злая память, лишнего шага не сделает, но показательные мероприятия проводит с блеском.

Никакое поведение

Можно сказать, почти никак не характеризуется. Одежда то ли стиранная, то ли с чужого плеча, набор ее случаен и не выразителен, устойчивых привычек нет, не кричит, не говорит громко, даже новый материал сообщает строго по учебнику, иногда даже зачитывая его только что не шепотом.

На уроке сидит полуобернувшись к доске, ответы детей слушает в пол-уха, не делая замечаний, не внося исправлений, оценку ставит, как правило, – четыре, долго держа ручку на весу и сомневаясь. Не ругает детей, но и не хвалит их, с классом старается никуда не ходить, к детям не подходить, родителей не вызывать, постоянно оберегает свой незамутненный знаниями и переживаниями покой, сплетен не распускает, в пересудах не участвует, поскольку лень, ест вяло, особых интересных поступков и выражений не имеет.

Иногда по приказу выступает на педсовете и разводит такую несусветную скуку и наукообразие, что следующий раз ей доверят испытывать терпение коллектива нескоро. Смотрит не на человека, а через него, смеяться не любит, а подобие улыбки напоминает состояние после целиком съеденного лимона.

Мало знает и совершенно лишена любопытства и способности к восторгу, который вызывает у всякого мастера новое замечательное знание.

Романтическое поведение

Когда такая учительница входит в класс и вместе с нею, разрывая даже пасмурный день,  входит солнце, светлеют лица детей, урок пролетает как сказка, да и сами события урока и ожидания детей нередко подтверждаются каким-нибудь чудом, которое творит веселый, радостный, родной и любимый учитель: то принесет всем по ложке варенья, то покажет как плясали запорожцы, то прочитает стихотворение так, что девочки плачут, а мальчики задумываются о любви, вдруг наставит столько пятерок, что весь класс идет домой счастливым, то о чем-то шушукается с двоечником и он перестает быть двоечником, то вдруг подарит всем по цветочку из своего сада, или по  замечательному стихотворению без указания имени автора.

Иногда дети думают, что у любимой учительницы есть крылья, а ее светлые блузки и строгие украшения эстетически воздействуют на подростков лучше бриллиантов, и даже полураспущенные девицы, идя к ней на урок,  смывают замазку, олифу, срывают украшения, купленные в табачных киосках, и мечтают понравиться ей и стараются быть похожими на нее.

А голос ее мелодичен и свеж, а речь ее журчит и льется как серебряный ручеек и она как бы доказывает, что высшим проявлением профессионализма всегда является внешняя легкость, а не вечная насупленная усталость. Легка походка ее, быстры и плавны жесты, умеет она полуулыбкой, намеком, легкими движениями головы показать свое приятие, свою поддержку, свое уважение к собеседнику.

Экстравагантное поведение

Так привлекательное для детей в начале и так высмеиваемое ими позже. Не знает предела в шутках, может весь урок говорить «о далеком бананово-лимонном Сингапуре», может гнусаво с ложным прононсом спеть французскую песню то ли про Париж, то ли про Одессу; одежда с вызовом, юбка намного короче ноги, декольте оскорбительное для школы и потешающее девочек подростков, уже понимающих, что такое неподдельная красота, в ушах торчат колеса и другие крупные геометрические фигуры, в речи используется весь мусор характерный для современного псевдогламура,  ее родная сестра людоедка Эллочка и она тоже достаточно быстро находит своего инженера Щукина, который обеспечивает ее сумасбродства, а она, не уважая и не любя его, терпит пока не пришвартуется к берегу другой корабль. Она легка на подъем, и мчится чтобы купить внешнее убранство, подтверждающее естественную тягу к безумной экзальтации. Ее настроения меняются как погода в горах, и понять что ждет детей сейчас и через минуту – нельзя, она беззлобна в своем безразличии к детям и еще в связи с тем, что она не помнит кто есть кто, а посему  старается не называть детей по именам, потому что все равно перепутает.

Все ее странности и безудержные поступки направлены не на людей, а на себя, она старается тешить свое самолюбие и разукрашивает разноцветными флагами нелепых поступков свою пустую и никчемную жизнь. Она быстра в движениях и оценках, не сострадательна и не душевна, но может подарить пирожное или апельсин, завалявшиеся в ее сумке и положенные туда заботливым мужем. Ей бы не было цены в нашем шоу- бизнесе, поскольку голоса и слуха у нее нет, сценическое движение разно-шарнирное как у Билана, культура ее не распространяется дальше первой страницы модных женских романов и детективов, к урокам всегда не готова, но бывают у нее озарения, и вдруг таких торосов накрутит, что вызовет удивление и пересуды у детей, а на открытых уроках, собравшись, плывет по волнам своей остаточной памяти и в спешном разноцветье и скоростных сменах ритмов, деятельностей и тем запутывает комиссию.

Учитель оптимистического образа

И, последний, учитель оптимистического образа, или оптимистических представлений, внешнего привлекательного поведения, внутренних ярких переживаний, ценностей и взглядов.

Обычной для таких учителей является тяга  к проповедничеству или миссионерству, то есть горячее желание обратить весь мир в свою веру, подарить копии своих радостей и эмоциональных восторгов окружающим, а потому они с радостью идут в школьные авторы стихов и в режиссеры, они танцуют на вечерах, они везде вносят какое-то светлое начало, при них трудно быть серьезным и тем более пустым и никчемным, они пестуют успех своих питомцев, и как у хорошего слушателя отражаются все восторги великих симфоний на лице, так и они до слез радуются, если их ученик стал чуточку лучше, чуточку добрее, чуточку ярче и выразительнее; они любят своих и разных детей, походы и бардовскую песню.

Они делают из урока событие, пусть не всегда, не часто, но запоминающееся надолго и, конечно, на каждом уроке они рассыпают перлы,  крупицы своей уверенности, своей увлеченности, своей душевной красоты.

Они учат так, как учит природа, они быстры и порывисты,  или  вдруг задумчивы и меланхоличны, но никогда не отыгрываются на детях, и все, что составляет смысл их жизни – это открытая книга радости, куда каждый  ребенок может войти со своими горестями и сомнениями, и другой смысл их жизни: служение, готовность бежать за горизонт, чтобы помочь, чтобы принести радость. Их речь богата  и разнообразна, их одежда привлекательна, их украшения строги и к месту, их поступки добры и правильны.

Итак, подводя итог. Как видите, в этой статье ничего не сказано о предметах и методиках, здесь речь идет об образе учителя, о его личной и личностной привлекательности или непривлекательности, о том, что подчас и составляет тайну педагогической профессии, сильно влияющую на настоящее и будущее детей.

1 Работа выполнена при поддержке РГНФ (проект №15-06-10455а).

Евгения Чернышева (Mar. 08, 2018)
Очень понравился простой, понятный и красивый язык статьи, юмор автора. Образы учителей нарисованы ярко, живо, хотя их черты и гипертрофированы (понятно, что это сделано автором намеренно). Замечательно, что дана не только профессиональная, но и личностная характеристика учителей с разными моделями поведения, отмечены даже манеры одеваться и есть. Конечно, нельзя не согласиться с автором в том, что даже эти достаточно далёкие от уроков особенности педагога могут влиять и влияют на его образ в глазах учеников, а вместе с этих и на отношение к предмету и учёбе вообще. Очевидно, что образцы поведения, названные автором «классическим», «оптимистическим» и «романтическим», нравятся ему более всего. В самом деле, нравятся они и ученикам. Таких учителей, пожалуй, можно назвать идеальными. К сожалению, надо признать, что в современных школах эти типы учителей встречаются всё реже. Порой и в себе замечаешь черты совсем других образов, описанных автором, куда менее привлекательных. Конечно, интересно было бы порассуждать о причинах этого, но это тема уже для другой статьи. Немного грустную улыбку вызывает то, что все портреты учителей, нарисованные автором, – женские. К сожалению, небольшое количество мужчин в этой профессии – реалия нашего времени, а между тем пример настоящего мужского поведения на уроках тоже полезен ученикам. Остаётся надеяться на то, что когда-нибудь эта ситуация изменится и появится подобная статья, посвященная типам уже мужского учительского поведения.

Home | Copyright © 2018, Russian-American Education Forum