Volume: 7, Issue: 2

1/08/2015

Социально–личностное воспитание С.Т. Шацкого
Богуславский М.В. [about]

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: внешкольное детское образование и воспитание, воспитательная система, самореализация, трудовое воспитание, проектирование развития детей, школа-колония.

АННОТАЦИЯ: Российскую педагогику XX века невозможно представить без деятельности Станислава Теофиловича Шацкого (1878-1934), который  по праву является одним из самых признанных ее лидеров. О жизни, судьбе и педагогических идеях педагога рассказывается в этой статье.


Без преувеличения можно сказать, что С. Т. Шацкий – это совесть российского учительства, хранитель и продолжатель его лучших традиций.

Станислав Теофилович Шацкий родился 13 июня 1878 г. в селе Воронино Духовщинского уезда Смоленской губернии в многодетной семье мелкого военного чиновника. В 1881 г. семья Шацких переехала в Москву. В 1896 г. он окончил Московскую гимназию (1; с. 117). Один из лучших учеников гимназии, Шацкий отвергал далекое от жизненных потребностей образование, отчужденный характер отношений между учениками и учителями, формальный характер обучения. Его всю жизнь преследовало воспоминание о товарище-гимназисте: учитель математики собирался поставить ему единицу, а тот рыдал, целовал его рукав и просил пощады. «Моя педагогическая вера выросла из отрицания того, как меня учили и воспитывали», – напишет Станислав Теофилович позднее. Из гимназии  Шацкий вынес убеждение: «Так не надо ни учиться, ни учить» (1; 118).

Дальнейшую биографию С.Т. Шацкого образно представил С.Л. Соловейчик в «Часе ученичества»: «Сначала Шацкий сам учился учиться. Он был типичным «вечным студентом». Обучался на естественном факультете Московского университета, затем учился в консерватории, потом поступил в Петровскую (теперь Тимирязевская) земледельческую академию и стал любимым учеником Климента Аркадьевича Тимирязева.

Шацкий был актером, режиссером, агрономом, замечательным певцом с огромным репертуаром: 300 романсов и песен, 10 оперных партий. Драматический тенор, Шацкий ездил с концертами по стране, пользовался большим успехом, наконец, ему предложили дебют в Большом театре! Его ждали слава, успех, почет, деньги. Шацкий от всего отказался, даже от дебюта, открывавшего путь во все оперные театры страны» (2).

Длившийся в течение десятилетия поиск профессионального самоопределения принес неудовлетворенность и разочарование. Действительно, все эти годы напряженного и мучительного жизненного предназначения его не оставляла мысль, что нужно заняться педагогикой, работой с детьми. Огромное впечатление на молодого Шацкого произвело знакомство с философско-педагогическими работами Л.Н. Толстого и опытом его работы в Яснополянской школе. У Станислава Теофиловича все рельефнее в сознании складывался образ сельской школы как земледельческой коммуны, которую он хотел бы создать. Собственно с этим и было связано его обучение в Тимирязевской академии (1; 118).

Судьбоносной оказалась встреча с архитектором А.У. Зеленко, только что вернувшимся из США, прекрасно знавшим опыт местных школ и предложившим организовать по примеру американцев «Сеттльмент» — своеобразный центр (поселок) культурных людей, селившихся среди бедного населения для организации просветительской работа и повышения культурного уровня населения. Потребностям бурно развивающейся промышленной России, утверждал Зеленко, требовался рабочий нового типа: творчески ориентированный, хорошо образованный, способный участвовать в кооперативной деятельности. Идея увлекла Шацкого.

Первой попыткой воплотить эти замыслы в жизнь стала созданная Шацким и Зеленко в 1905 г. небольшая сельская коммуна из 14 взятых из приюта мальчишек. Так возникла Щелковская колония с трудовым и художественным воспитанием, детским самоуправлением. Дружно и слаженно прошло лето в колонии, что окрылило ее организаторов (3).

Возникновение первых внешкольных учреждений для детей в России связано именно c деятельностью С. Т. Шацкого и А.У. Зеленко. «Педагогическая робинзонада» подтолкнула их к необходимости перехода к систематической воспитательной дельности.  Созданные в Москве в районе Бутырской слободы и Марьиной рощи детские клубы и детский сад носили общее название «Дневной приют для приходящих детей». K весне 1906 года приют посещали около 150 детей. При нем были открыты мастерские (слесарная, столярная, швейная). На базе приюта в Марьиной роще неутомимыми подвижниками было организовано культурно-просветительное общество «Сеттльмент», которое объединило уже действовавшие там клубы-кружки. На средства, собранные среди владельцев крупных предприятий, по проекту Зеленко строится первое в России клубное здание для детей. Так начинался интенсивный поиск форм организационно-воспитательной деятельности, направленной на развитие творческой личности [3].

Ядро коллектива сотрудников образовали выпускники  Московского университета – Е.А. Казимирова, К.А. Фортунатов, А.А. Фортунатов, JI.K. Шлегер, Н.О. Массалитинова. Это были яркие и одаренные люди, много внесшие в развитие теории и практики воспитания.

Среди педагогов «Сеттльмента» видное место заняла В.Н. Демьянова, вышедшая в 1906 г. замуж за С.Т. Шацкого (Валентина Николаевна окончила с отличием Московскую консерваторию по классу рояля). Она стала самым верным сподвижником Станислава Теофиловича во всех его «годах исканий» [1,119].

Практическая работа c детьми основывалась на педагогической концепции, которую разрабатывали члены общества. Эта концепция исходила из необходимости создания условий, которые помогли бы детям жить богатой эмоциональной и умственной жизнью. В основе воспитательной системы «Сеттльмента» лежала идея «детского царства», где каждый воспитанник получал возможность для всестороннего развития сил. Мальчики и девочки объединялись по интересам и принципу товарищества. Дети ходили в клубы: столярный, сапожный, пения, астрономический, театральный, биологический и др. Каждый клуб имел свое название и разработанные детьми правила регулирования взаимоотношений, которым строго следовали и взрослые, руководители клубов. Решения, принятые на собраниях клубов и на общем собрании, считались обязательными.

Все структурные элементы в воспитательной системе «Сеттльмента» подчинялись поставленной цели — создать максимально благоприятные условия для самовыражения личности и ее самореализации. Среди работников было мало педагогов, но недостаток опыта и средств возмещался колоссальной энергией и огромным интересом к делу. Главное внимание было обращено на общественное детское воспитание.

B обучении упор делался на усвоение практически значимых для жизни детей знаний. Отношения между педагогами и детьми понимались как отношения между старшими и младшими товарищами. Большое значение придавалось воспитанию y детей чувства товарищества, солидарности, коллективизма. Необычной для педагогической практики того времени стала сама идея и организация детского самоуправления [3].

Много позже в книге воспоминаний «Годы исканий» С.Т. Шацкий так сформулировал свое педагогическое кредо: «Не надо никакой предвзятости — начнем попросту жить и будем вводить в эту жизнь то, что лучше всего создает живую детскую атмосферу, будем считаться только с тем, что мы увидим, а не с тем, что мы придумаем. Мы — товарищи детей. Мы должны делать все, что делают дети, и не должны цепляться за свой авторитет, чтобы неподавить ребят. Мы должны самым точным образом подчиниться всем правилам, которые вырабатывают дети. Чем больше дети будут видеть в нас участников их жизни, ревностно исполняющих их общие обязанности, тем лучше. Пусть они за нами замечают все промахи наши, тогда мы сойдемся с ними и добьемся искренних отношений» [5].

Несмотря на огромный интерес радикальной интеллигенции к инновациям Шацкого и серебряную медаль за детские поделки на Промышленной выставке в Петербурге, уже 1 мая 1908 г. «Сеттльмент» был закрыт за… «попытку проведения социализма среди детей».

Впрочем, благодаря настойчивости Шацкого и его друзей, в том же 1908 г. создается новое общество — «Детский труд и отдых», фактически продолжающее и развивающее традиции предыдущего, где основой жизни стал физический труд: приготовление пищи, самообслуживание, благоустройство, работа на огороде, в саду, в поле, на скотном дворе. Свободное время отводилось играм, чтению, беседам, постановкам спектаклей-импровизаций, занятиям музыкой, пением. Позже анализируя опыт колонии, сам педагог сделал вывод, что физический труд оказывает организующее влияние на жизнь детского коллектива, а трудовые занятия имеют еще и образовательное значение, являясь источником знаний o природе, сельскохозяйственном производстве и средством выработки трудовых навыков.

В 1911 г. член этого общества М.К. Морозова разрешила Шацкому и его сотрудникам основать на пустующем участке ее имения в Калужской губернии детскую колонию под названием «Бодрая жизнь» [1, 119]. Целью ее было организовать летний отдых членов Марьинского клуба, продолжить работу над организацией дружного детского коллектива, приобщить ребят к труду, самоуправлению, всемерно развивать их творческие способности. Здесь вместе со своими сотрудниками Шацкий проверял идеи взаимосвязи трудовой, эстетической и умственной деятельности, взаимоотношения воспитателей и воспитанников, динамики развития детского сообщества уже непосредственно в опытной работе.

Это было детское учреждение, ставшее затем образцом для подражания других школ-коммун, которые организовывались в последующее десятилетие, и особенно массово – в период Гражданской войны. Да оно и понятно, ведь Шацким была предложена модель, по сути, самоокупаемого воспитательного заведения, где благодаря непрерывному сельскохозяйственному труду детей и взрослых удавалось получить средства для существования. Впрочем, хотя труд и занимал в колонии важное место, ему придавалась, прежде всего, воспитательная направленность. Питомцам был ясен практический смысл их деятельности: они налаживали хозяйство, стремились сделать жизнь в колонии более приятной, уютной и красивой. Так приходило ощущение радости в труде [7;8].

Основой всей жизни колонии являлось сообщество детей и взрослых, которое строилось на принципах самоуправления. Ребята были не мнимыми, а подлинными хозяевами «Бодрой жизни». И конечно, как и во всех учреждениях Шацкого, в колонии царило и правило бал Его Величество Творчество. Взрослые и дети издавали журналы, ставили спектакли, организовывали концерты, много слушали музыку и сами исполняли музыкальные произведения. Оркестры, хор, театр органично соединялись с трудом на полях, занятиями в кружках, различными играми [4].

Февральская революция 1917 г. окрылила Шацкого, открыла ему новые перспективы работы и творчества, а вот Октябрьскую революцию он не принял. Шацкий был одним из организаторов забастовки учителей, организованной Всероссийским союзом учителей и направленной против захвата власти большевиками. Член московской городской управы, занимавшийся делами просвещения, один из руководителей Всероссийского союза учителей, Шацкий с возмущением отверг предложение участвовать в работе Наркомпроса. Однако, затем Станислав Теофилович принял предложение Н.К. Крупской о сотрудничестве. В 1919 г. он создал знаменитую Первую опытную станцию по народному образованию Наркомпроса РСФСР, которой руководил вплоть до ее закрытия в 1932 г. [1,120].

Это уникальное учреждение занимало целый район в Калужской губернии и имело два отделения — городское в Москве и деревенское в Калужской губернии. В состав деревенского отделения входили 4 детских сада, 15 школ первой ступени, школа второй ступени и школа-колония «Бодрая жизнь», клуб-читальня, бюро по изучению края, педагогические курсы и педагогический центр, обобщающий педагогический опыт школ. В составе московского отделения были детский сад, школа и выставка, обобщавшая опыт детских садов и школ. Действовала структура, которая обеспечивала научно-педагогические исследования. Работал педагогический техникум и летние курсы для учителей.

Центральной задачей станции было исследование влияния среды на рост и развитие ребенка, использование в воспитательной деятельности всего ценного и позитивного в культуре среды, активное включение родителей в воспитательный процесс. По всеобщему признанию, станция была лучшим опытно-экспериментальным учреждением в стране. В двадцатые годы она оказала большое влияние на разработку концепции образования Единой трудовой школы [1,120].

Главное в деятельности  Первой опытной станции – это функционирование школы как комплекса учреждений, реализующих преемственность и целостность в воспитании, проект уникальный по замыслу и масштабу. В концепции школы Шацкого – центра воспитания в социальной среде – преобразовательная деятельность становится главным источником формирования познавательной и ценностно-эмоциональной сферы ребенка.

Центральной проблемой, вокруг которой строилась деятельность комплекса, было взаимодействие школы с окружающей средой. Станция работала в двух основных направлениях – изучалась окружающая среда и в соответствии с крестьянским менталитетом адаптировались образовательные программы, а также и окружающая среда преобразовывалась на новых основах. Крестьяне всячески вовлекались в жизнь школ — для них читали лекции, им раздавали элитные семена, помогали в ведении хозяйства. И так постепенно комплекс оказался тесно связан с окружающей жизнью, что благотворно сказалась на осуществлении целостности и непрерывности воспитательной работы. Благодаря этому удавалось реализовать сверхзадачу коллектива — «организацию всей жизнедеятельности ребенка».

Главную задачу школы Шацкий видел в приобщении ребенка к культурным достижениям человечества. Образование, утверждал Станислав Теофилович, должно быть направлено на формирование человека, способного самосовершенствоваться, рационально заниматься трудовой, умственной и эстетической деятельностью, кооперировать свои усилия для достижения цели.

Сотрудничество взрослых и детей, их доверие друг к другу, открытость сообщества инновациям, критике, росту, преодоление неизбежно возникающих трудностей создавали в Первой опытной станции благоприятный морально-психологический настрой сообщества детей и педагогов. Образовательная задача школы в ее широком понимании – клуба, библиотеки, игровой площадки – заключалась в глубоком и тщательном исследовании позитивного и негативного начала детской субкультуры [9].

Таким образом, согласно концепции Шацкого, цель воспитания всегда соотносится с целями социального окружения, в котором происходит педагогический процесс. Позитивное в детской субкультуре используется как строительный материал в обучении и воспитании.

Подлинная школа, по Шацкому, преследует цель развить ребенка целостно и всесторонне, выдвигая на первый план трудовую, эстетическую, умственную, физическую и социальную деятельность. В синтезе, во взаимопроникновении друг в друга эта деятельность способствует многостороннему развитию личности. Важнейшей целью воспитания Шацкий считал проектирование процесса развития личности школьника. Главное, на что он постоянно обращал внимание, размышляя о целях образования, это выдвигать перед учеником все новые, усложняющиеся задачи, постоянно приучая его формулировать их и до всего «доходить самому». Принципом всей педагогической деятельности Станислава Теофиловича стало изучение условий жизни и личного опыта школьников разных возрастных групп, установление того, что должна сделать школа в данной области, чтобы жизнь ребенка была более здоровой, содержательной и интересной.

Концепция Шацкого об использовании социализирующих факторов в учебно-воспитательном процессе была новой и оригинальной не только для России [6]. Деятельность станции получила большой резонанс и в мировой педагогике. Известна высокая оценка, которую дал Д. Дьюи, посетивший Первую опытную станцию в конце 1920-х годов: «Я не знаю ничего подобного в мире, что могло бы сравниться с этой колонией» [1,121].

Однако социальные условия и политическая обстановка, в которых Шацкому пришлось воплощать свои идеи в жизнь, сильно мешали ему, и станция постоянно находилась под угрозой расформирования. Станислав Теофилович своей образованностью и масштабностью разительно отличался от общей массы тогдашних работников образования. И в конце концов, в 1932 году во исполнение партийных постановлений о школе опытная станция была расформирована. Шацкого, по его выражению, «с кровью оторвали от любимого дела».

В 1932-1934 гг. он руководил Центральной экспериментальной лабораторией Наркомпроса РСФСР.  В эти годы Станислав Теофилович часто посещал Калугу и Малоярославец, где неустанно пропагандировал свои смелые идеи развития школы. В 1933 году Станислав Теофилович участвовал в международном конгрессе в Париже по вопросам образования, где выступил с докладом. В то время, как труды Шацкого получали все большее мировое признание, на Родине в печати начались нападки на ученого. Шла нескончаемая политическая травля Шацкого – то как «представителя правого крыла московских педагогов», то как «толстовца».

В 1932 г. Станислав Теофилович был назначен ректором Московской консерватории. Но Шацкому было неуютно там: не имея законченного высшего музыкального образования, он не был искушен в вопросах теории музыки, между тем в его подчинении находились выдающиеся музыканты. Однако и здесь он стремился реализовать свои педагогические идеи. По его предложению создается музыкальная школа-интернат для одаренных детей, деятельность которой во многом определила выдающиеся достижения советских музыкантов на мировых конкурсах в 1930-50-е гг.

Неудовлетворенность работой, систематическая травля в печати и потеря смысла жизни подорвали здоровье педагога и привели к катастрофе. 30 октября 1934 г. во время подготовки консерватории к революционному празднику Шацкий скоропостижно скончался [1,121].

Главная заслуга С.Т. Шацкого состоит в том, что он впервые в России целостно рассмотрел влияние условий среды на социализацию ребенка. И вместе с тем он последовательно проводил личностный, субъектный подход к формирующейся личности. Ему принадлежит первенство в разработке в России чрезвычайно важных для педагогики проблем – самоуправление школьников как инструмент создания условий для самоактуализации и саморегулирования жизнедеятельности детей, воспитание как организация жизнедеятельности детей и лидерство в детском сообществе.

Список использованной литературы

  1. Богуславский М.В. Подвижники и реформаторы российского образования. М.: Просвещение, 2005.
  2. Соловейчик С.Л. Час ученичества. М. : Детская литература, 1972.
  3. Этапы новой школы. Сборник статей и докладов / Под ред. С. Т. Шацкого. М.: Работник просвещения, 1923. 
  4. Шацкая В. Н., Шацкий С. Т. Бодрая жизнь. Из опыта детской трудовой колонии. М.: Госиздат, 1924. 
  5. Шацкий С. Т. Годы исканий. М.:«Мир», 1924.
  6. Шацкий С. Т. Избранные педагогические сочинения. М.: Учпедгиз, 1958. 
  7. Шацкий С. Т. Избранные педагогические сочинения в 2-х томах. М.: Педагогика, 1980. Т. 1. 
  8. Шацкий С. Т. Избранные педагогические сочинения в 2-х томах. М.: Педагогика, 1980. Т. 2.
  9. Шацкий С. Т. Работа для будущего / Сост. В. И. Малинин, Ф. А. Фрадкин. М.: Просвещение, 1989. 

Home | Copyright © 2018, Russian-American Education Forum