Volume: 5, Issue: 3

15/08/2013

«Школа жизни» Надежды Поповой
Богуславский М.В. [about]

К звездам первой величины в российской практической педагогике, несомненно, нужно причислить Надежду Ивановну Попову (1877 - 1964 гг.), хотя ее место на педагогическом небосклоне не является очень выигрышным.

Обстоятельства сложились таким образом, что другие светила долгое время владели нашим вниманием. Теперь же справедливость требует повести разговор об одной из немногих женщин - учительниц, имеющей право быть причисленной к ряду выдающихся подвижников российского образования.

Н.И. Попова не была репрессирована в 1930-е годы, и её жизнь можно назвать относительно благополучной по сравнению с трагической судьбой большинства советских педагогов 1920-х – 30-х годов. Но и ей, подставлявшей лицо холодным ветрам одного из самых суровых и впечатляющих периодов мировой истории, пришлось в полной мере испить свою горькую чашу.

Педагогическое призвание Надежда Попова обнаружила рано. В 1894 г. шестнадцатилетней девушкой из интеллигентной московской семьи, окончив знаменитую Мариинскую женскую гимназию и свободно владея тремя европейскими языками, она в качестве учительницы переступает порог Московского городского начального училища. Затем последует обучение на историческом отделении Московских высших женских курсов (окончила в 1899 г.). Здесь  Надежда знакомится с лучшими представителями общественно-педагогического движения (Богуславский, Соловьев, 1992). В 1905 г. она уже один из лидеров Всероссийского учительского союза, организатор Московского областного бюро.

В 1906 году Надежда Ивановна создает «Кружок московских городских учительниц», во многом определивший ее дальнейшую судьбу. Это было своеобразное, чисто женское, объединение десяти педагогов,  решившихся совершить «Коперниковый переворот» в начальной школе.

Сначала московские учительницы творили совершенно независимо от концептуальных положений  немецкого педагога и философа, создателя экспериментальной педагогики Вильгельма Августа Лая (1862-1926). Но затем они опирались на теоретические положения его «школы действия» (Лай, 1910; 1914).  В.А. Лай решающее значение в педагогической практике придавал организации действия, в понятие которого включал любую практическую и творческую деятельность учащихся и их поведение. Именно действие ученика совместно со сверстниками в рамках так называемой школьной общины составляло смысл воспитания, решающим образом способствуя социализации учащихся (Лебедев, 1993).

На данной научной основе российские народные учительницы самостоятельно разработали новаторские для отечественной педагогики подходы, заключавшиеся в единстве принципов трудовой школы и  целостной (комплексной) системы  преподавания в начальной школе.

В чем же сущность их открытия? Образовательная программа начальной школы строилась на идеях интеграции отдельных направлений начального образования. Потом появилось много пылких сторонников, продолжателей и особенно ортодоксов комплексирования учебного материала, но Надежда Попова «со товарищи» в России были первыми. «Для ребенка каждая песчинка становится не только предметом, обладающим известными свойствами, – подчеркивали они в обобщающем труде «Четыре года преподавания в начальной школе», – но и играющим важную роль в жизни всей природы, человека. Все элементы живой и мертвой природы связываются причинной зависимостью, и изучение их приобретает от того в глазах ученика большой интерес, дети приучаются углубляться в явление и разбираться в окружающем. Это и есть задача начального обучения» (Четыре года преподавания, 1919).

Итак, долой не только такие традиционные приоритеты начального обучения как русский язык, объяснительное чтение и счет, но и прогрессивное для того времени предметное преподавание географии, природоведения и истории, которое с таким трудом пробивалось в начальной школе в те годы.

Какие же доминанты находились в основании педагогического кредо Н.И.Поповой? Прежде всего, максимально возможная связь обучения с жизнью. Как с горечью отмечала Надежда Ивановна: «Спросите ученика, сдающего выпускной экзамен, о жизни и занятиях людей в различных климатических поясах – он вам толково и подробно расскажет об этом; задайте вопрос о жизни и занятиях людей, живущих в его родном городе или селе, о местной флоре и фауне, и вы озадачите его. Он прекрасно знает о призвании князей, но пройдите с ним по его родному городу и спросите, указывая на Городскую думу, что там делается, и вы поставите его в совершенное недоумение. В окружающей его жизни он останется, по-прежнему, беспомощен и темен. Те знания, которые ему дала школа, он не умеет связать с повседневной жизнью» (Четыре года преподавания, 1919).

Выход из такого трагичного положения педагогам виделся в выяснении у детей того, что их интересует и на чем останавливается их внимание. Московские учительницы были убеждены, что школа должна с первых шагов стимулировать пытливый ум ребенка, углублять и расширять его естественное желание ориентироваться в окружающем мире, то есть «взять на себя роль руководительницы естественного развития ребенка» (Четыре года преподавания, 1919).

Для этого намечалось интегрировать все предметы с 1-го по 3-й классы в один – мироведение, что предполагало знакомство ребенка с окружающей его природой, а также с людьми, обществом и его учреждениями. Н.И.Попова была убеждена, что знакомство с окружающей жизнью и природой должно предшествовать обучению языку, которое опирается в таком случае на запас конкретных представлений.

Главный акцент делался на краеведческом характере преподавания, что, по замыслу Н.И.Поповой, «развивает любовь к своему родному гнезду, природе, интерес к местной общественной жизни, одухотворяя их в представлении учащихся, формирует способность вникать в окружающее и умение ориентироваться в насущных задачах» (Четыре года преподавания, 1919). При таком подходе все учебные дисциплины взаимно дополняли друг в друга и способствовали становлению целостного мировоззрения ребенка.

Итак, на смену доминировавшему в русской начальной школе изучению языка и объяснительного чтения теперь пришло природоведение и обществоведение; не изучение отдельных предметов, пусть даже таких необходимых, как география, естествознание и история, а единый интегративный курс мироведения, который выделялся в единственный для изучения предмет. Н.И.Попова была убеждена, что потенциально курс мироведения способствует формированию у детей целостного мировоззрения на основе активно-деятельностного подхода.

Просто выдвижения и обоснования этих новаторских для того времени идей, хватило бы, чтобы занести имена московских учительниц в анналы истории педагогики. Но они сделали следующий важный шаг – разработали и в течение десяти лет апробировали оригинальную программу начальной школы, построенную на выстраданных ими принципах и, более того, снабдили ее всеми необходимыми методическими разработками.

Характеризуя эту деятельность, особо подчеркнем, что преподавательницы были разбросаны по разным учебным заведениям  Москвы, руководители которых всячески препятствовали их поискам. Учительницы не имели необходимых средств, книг и учебных пособий. Все, что удавалось достать, перевозилось из школы в школу, и это отнимало много сил. Классные помещения были совершенно не приспособлены к специфике их педагогической деятельности, а для занятий ручным трудом они не имели не только оборудованных мастерских, но даже самых необходимых инструментов.

И все же, одержимые педагогическим творчеством десять замученных бытом и замордованных школьным начальством учительниц довели дело до победного конца и разработали оригинальную программу начального обучения.

Однако часы истории уже начинали играть другую музыку. «В терновом венке революции» шел 1917-й год. Н.И.Попова снова оказалась в гуще общественной жизни. Отложены в сторону планы и  программы, и народная учительница опять возглавила Московское бюро Всероссийского учительского союза, сплачивая вокруг него всех передовых педагогов. Да так успешно, что, когда в декабре 1917 г. началась забастовка московского учительства против большевиков, из четырех тысяч педагогов только 50 оказались штрейкбрехерами.

Но главное заключалось в другом. Совершенно неожиданно для самих забастовщиков их поддержало большинство родителей, несмотря на оглушительную контрпропаганду и очернительство со стороны властей и прессы. Сначала педагоги были этим совершенно поражены, но потом к ним, никогда для себя ничего не искавшим, пришло понимание того, что такое доверие родителей – высшая благодарность поколениям народных учителей, самоотверженно работавшим в российской школе и завоевавшим исключительный авторитет, доверие и признательность (Попова, 1917).

Однако забастовка вскоре была прекращена и, осознав, что большевики – это «всерьез и надолго», Надежда Попова в 1919 г. принимается за главное дело – она создает свою знаменитую «Школу жизни».  Официально это учебное заведение называлась Опытной школой Московского Отдела народного образования им. К.А. Тимирязева.

Впоследствии отстраненная от всякой активной работы, видя крах своего личного и одновременно общего дела, которому она отдавала все силы без остатка, на склоне лет Надежда Ивановна должно быть нередко обращалась мыслями к прошлому. 

И тогда перед ее глазами снова и снова возникали картины давно прошедших, ни чем, казалось бы, не примечательных будней, которые в ее неуспокоенном сознании наполнялись значительным, может быть, в те прежние годы ей самой непонятным смыслом.

…Вот они перед ней впервые: ее будущие воспитанники, исключенные из других школ за неуспеваемость и «дурное поведение» – такие, какими она их увидела в марте 1919 г. – «крайне нервные, возбужденные, неразвитые; мальчики пристают к девочкам, выкрикивают неприличные частушки, играют на деньги, бестолково толкаются, ставят друг другу подножки, мечутся из угла в угол, каждый норовит что-то украсть или сломать. Родителям было не до их воспитания. Время суровое, смутное. Остро стоит проблема выживания. Дети, как правило, предоставлены сами себе, значительную часть времени проводят на улице. И вот их-то нужно поднять до уровня сознательных граждан, отвечающих за свои поступки, дать им необходимое образование, выработать у них привычку к общественно-полезному труду» (Попова, 1925).

По сути, «Школа жизни» стала полигоном для претворения в жизнь тех теоретических и методических разработок, которые были созданы и осуществлены Н.И.Поповой и ее коллегами в предшествующее десятилетие.

«Школа жизни» представляла собой тип школьной общины, в которой стержнем  образовательной деятельности являлись трудовое обучение, взаимодействие с окружающей жизнью, исследовательские методы и игровые формы обучения. В центр всей учебно-воспитательной деятельности педагоги «Школы жизни» поставили «учение с увлечением», стимулирование познавательного интереса детей на основе вдумчивого изучения их индивидуальных особенностей, полной самодеятельности, максимально возможной связи школы с окружающей средой и использованием больших потенциальных возможностей сельскохозяйственного труда (Попова, 1925).

Образовательный процесс строился на основе «метода проектов». Учебный материал в «Школе жизни» подбирался на основе изучения детских интересов из окружающей среды. Например, знания по математике дети получали при выполнении практических заданий, таких как подсчет продуктов, распределение их, вычисление площадей и объема помещений (Попова, 1926).

Программа летних занятий предусматривала акцент на сельскохозяйственное опытничество и целостное осмысление мира природы. В этой связи дети изучали не отдельные предметы, а такие комплексные темы, как «Огород», «Поле», «Река», «Крестьянская изба», «Мастерская» (Попова, 1929). Причем, в основном, это происходило во время работы или экскурсии, например, на болото… Вот по колеблющемуся под ногами покрову из мха дети подходят к самому озеру, собирают болотную растительность. Педагог, находящийся с ними, указывает на сходность флоры с холодной тундрой, рассказывает о зарастании озер, об изменении земной поверхности. Детям не хочется уходить, так им интересно, они говорят, что как будто побывали в других странах (Попова, 1925).

Другой пример. Питомцы Надежды Ивановны Поповой разыгрывают спектакли перед окрестными деревенскими жителями на темы русского эпоса, народных поверий или из жизни североамериканских индейцев. Эти постановки захватывают ребячье воображение. Через некоторое время все дети ходят по пояс раздетыми, украшенными бусами, серьгами, браслетами из раковин. На поляне приносятся жертвы богам, дети добывают огонь трением, лепят из глины посуду, обжигают ее, строят шалаши. Игра продолжается два месяца, конечно, чередуясь с другими делами (Попова, 1925).

С наступлением холодов «Школа жизни» возвращалась в Москву. Но летние впечатления оставались настолько сильными, что еще долго служили источником для различных учебных бесед, исследований, письменных работ, даже свободного литературного творчества детей (Попова, 1925).

В Москве под руководством Н.И. Поповой был создан новаторский тип учебного  заведения, получившего позднее название «школы полного дня». Воспитанники находились здесь с 9 утра до 8 вечера. Во второй половине дня – клубные занятия, мастерские и разнообразные кружки, время свободных занятий по выбору (Попова, 1926).

Конечно, воспитанники Надежды Ивановны гордились своей школой. Характерный факт – детьми была подготовлена книга «Как мы живем и работаем в нашей «Школе жизни», причем в состав редколлегии входили сами воспитанники (Попова ред., 1925). На полученный гонорар все ученики II-ой ступени совершили в 1926 году экскурсию по Волге.

Однако счастливое сотворчество детей и учителей в «Школе жизни» продолжалось недолго. В 1927 году она, как и другие, опытно-показательные учреждения, была закрыта. Начался последний и очень трудный период жизни Надежды Ивановны. Складывается впечатление, что она всеми силами пыталась опередить события, но рок советской жизни 30-40-х годов неуклонно преследовал ее.

После закрытия школы она занимается подготовкой учебника и методических пособий по географии на основе краеведческого материала и как будто бы находит свое место в жизни (Попова, 1931; Попова, 1933; Попова, 1935; Попова, 1938). Но новый удар не заставил себя ждать – в 1937 г. закрывается отдел образцовых школ в Научно-исследовательском институте начальной школы, где она работала (вместе с закрытием, согласно партийному постановлению, самих таких школ).

Устав убегать от накатывающихся событий, Надежда Ивановна  решает вернуться в свое прошлое. В период с 1944 по 1948 год она, работая в Институте теории и истории  педагогики АПН РСФСР, подготавливает на основе большого фактического материала оригинальные рукописи «Из истории сельскохозяйственного труда в начальной школе», «Очерки теории и практики передовой педагогики (1900 - 1917 гг.)», «Опытно-показательные школы НКП РСФСР». В них Н.И.Попова рельефно отразила стремление российских педагогов создать новую трудовую школу, построенную на принципах свободного развития детей, стимулирующую их творческую активность.

Излишне, наверное, упоминать, что  эти рукописи так и не увидели свет, а Надежда Ивановна в очередной раз, но уже окончательно была уволена (1949)  и  “тихо скончалась” в 1964 г.

… Верная раз и навсегда выстраданным принципам, Надежда Попова, принадлежала к числу тех российских подвижников образования, которых нельзя согнуть или превратить в послушных конформистов. Их можно было только уничтожить, превратить в «лагерную пыль», но заставить изменить своим педагогическим и человеческим идеалам – никогда!

Список использованной литературы

  • Богуславский М.В., Соловьев В.А. «Школа жизни» Поповой // Магистр – 1992 – № 6.
  • Лай В.А. Экспериментальная дидактика. СПб., 1910.
  • Лай В.А. Методика естественно – исторического преподавания. СПб., 1914.
  • Лебедев П.А. Лай В.А. //Российская педагогическая энциклопедия. – T.I. - М.: Большая Российская энциклопедия, 1993. – С. 492-493.
  • Меньшикова Е.А. «Школа жизни» Поповой // Начальная школа. – 1990. – № 2.
  • Попова Н.И. География в начальной школе. М., 1933 (в соавторстве).
  • Попова Н.И. Как живет и изменяется наша земля. М., 1931.
  • Попова Н.И. К истории Всероссийского учительского союза. М.,1917.
  • Попова Н.И. (ред.) Как мы живем и работаем в нашей «Школе жизни». М., 1925.
  • Попова Н.И. Метод проектов и школа жизни. М., 1926.
  • Попова Н.И. Методическое пособие для учителей начальной школы (Раздел «География»).  М., 1938.
  • Попова Н.И. Методы трудовой школы. М., 1929.
  • Попова Н.И. От нашего края в широкий мир. М., 1928 (в соавторстве).
  • Попова Н.И. Учебник географии для 3-4 классов.  М., 1935.
  • Попова Н.И. «Школа жизни». М., 1925.
  • Четыре года преподавания в начальной школе. М., 1919.

Home | Copyright © 2018, Russian-American Education Forum