Volume: 1, Issue: 2

1/09/2009

О переходном периоде современного российского общества
Антипьев А.Г. [about] , Захаров Д.Н. [about]

Начнем с попытки определить понятие «переходный период современного российского общества», в толковании которого нет единого мнения ни среди теоретиков, ни среди практиков. Например, по мысли Е. Гайдара, «переходный период» – это «период по социалистической рецессии, падение ВВП, дезорганизации хозяйственных связей, финансового кризиса, финансовой стабилизации, начало восстановительного роста, запуск тех мощностей, которые были созданы при социализме...» [1, c.1].

С такой трактовкой сути переходного периода никак нельзя согласиться. Это крайне примитивный подход к анализу современного состояния российского общества и перспектив его развития. В советском обществе тоже шла борьба с «пережитками» прошлого, которые считались главным тормозом в построении коммунизма. Аналогично поступают представители сегодняшнего российского либерализма, ведя борьбу с пережитками социализма, не ставя вопрос о том, насколько эти «пережитки» сами по себе являются необходимым и неизбежным элементом постсоветского капитализма.

Известный американский социолог И. Валлерстайн справедливо подмечает, что на смену ортодоксальному марксизму пришел ортодоксальный либерализм [2, c.13].

Еще одна точка зрения на переходный период в нашей стране состоит в том, что он еще не завершился. Сторонников этой позиции несравненно больше, чем предыдущих.

Дело в том, что переход от одной социальной модели развития к другой – это сложный и противоречивый процесс, и он не может быть сведен только к экономике, какую бы значимость для общества она не имела. Основное содержание переходного периода, по нашему мнению, – это системный кризис общества. И такое положение характерно в целом для современного человечества, развитых и неразвитых стран. Об этом красноречиво свидетельствует сегодняшний кризис. «Тезис миросистемного анализа, – пишет И.Валлерстайн, – состоит в том, что капиталистическая мироэкономика стоит перед кризисом, подобного которому она до сих пор не знала. Капитализм как историческая система, далек от того, чтобы быть успешным и победоносным, он находится сегодня в состоянии неимоверных структурных трудностей» [2, c.13].

Заметим, что подобный вывод был сделан американским исследователем задолго (за 8 лет) до начавшегося мирового финансового кризиса, в центре которого оказались, прежде всего, США. Такой вывод делали и другие крупные исследователи, и представители бизнес-сообщества. Так, известный российский аналитик, научный руководитель института проблем глобализации М. Делягин еще в 2004 году утверждал, что «несколько лет мы еще продержимся. Но к 2008 году завершится «качественный переход»: проедание советского наследства закончится, и натуральные ограничения развития впервые и внезапно для государства станут более важными, чем финансовые» [3, c.4].

Большинство исследователей (к ним примыкают и авторы) утверждают, что переходный период в нашем обществе не завершен. Подтверждающих это аргументов более чем достаточно. Начавшиеся реформы не завершены ни в одной сфере общества. Идет непрерывный, зачастую хаотичный, не комплексный процесс их реформирования. Самое тревожное в том, что меры по реформированию основных сфер общества, его систем, структур и институтов зачастую осуществляются порознь, не взаимодействуя друг с другом, без учета социальных последствий принимаемых решений.

В чем причина такого положения? Их много. Не перечисляя все, назовем, по нашему мнению, главную – преувеличение роли экономики, финансовой составляющих в реформировании общества и недоучет социокультурного фактора.
Социокультура – сложное многоплановое понятие. Ее можно рассматривать в широком и узком смысле. В широком смысле – это проникновение культуры в экономику, политику и социальную сферу. В узком смысле – это синтез социальных отношений и культуры, проявление социальной сущности культуры. В социокультуре отражена мера владения культурным богатством общества, его производств и воспроизводства, и применения в социальной деятельности отдельного индивида, конкретной социальной группы и общества в целом. Следовательно, социокультура –это не только состояние культуры, но и процесс деятельности, через который реализуются социальные силы субъектов. Благодаря культуре и через культуру происходит «снятие» социального в экономическом, политическом, идеологическом и т.д. Естественно, что существует и обратная связь. Важный показатель развитости социокультуры – способность властных структур, бизнеса, рядовых граждан к сотрудничеству, а необходимое условие – личная и взаимная ответственность и высокий профессионализм всех субъектов формирующегося гражданского общества.

Сложившаяся в российском обществе социокультура – во многом уникальное явление. В связи с формированием новой модели общественного развития необходим не только более полный учет, но и всемерное развитие ее на качественно новом уровне, который бы вбирал в себя богатый позитивный отечественный и зарубежный опыт.

Многие западные управленцы отмечают высокую степень адаптации западного опыта в нашей стране на теоретическом уровне. Но дело в том, что на практике этот опыт и знания используются крайне слабо. Явно недооценивается накопленный отечественный опыт. В результате возникает серьезная опасность возврата управления к прежней системе авторитарно-тоталитарного типа. Тем более, примеров такой практики становится все больше. Ярким подтверждением тому является высокий уровень отчуждения граждан как от государственной, так и от муниципальной власти.

Положение осложняется еще и тем, что проблема социокультурного развития нашего общества слабо разработана теоретически, хотя потребность в этом несомненна. Не меньшая трудность заключается в создании соответствующих механизмов и технологий, которые бы «переводили» теоретические изыскания на язык социальных практик.

Здесь возникает масса непростых вопросов. Например, почему идеи либерализма отторгаются значительной частью населения? Почему профессионализм большинства наших чиновников и руководителей бизнеса остается на низком уровне? В чем причина высокого отчуждения населения от власти? Почему в развитии общества недооценивается роль социокультуры? Нужна ли нашему обществу идеология? Если да, то какая? Подобные вопросы можно продолжить. Только на первый взгляд ответы на них простые. Поясним это положение тезисно, одним примером.

В новой модели общественного развития России основной упор сделан на развитие индивидуализма, на раскрепощение личности. Коллективизм подвергается критике. Он рассматривается чуть ли не главным тормозом в модернизации нашего общества. При этом ссылаются на опыт Запада, особенно США. Однако реальная ситуация в современных странах совершенно иная.

Совершенно не случайно в США на государственном уровне разработаны и уже много лет внедряются специальные программы по развитию у граждан общинного сознания. Сегодня в чистом виде нет ни консерватизма, ни либерализма, ни социализма. Ярким подтверждением тенденции усиления взаимосвязи классических идеологий является концепция «устойчивого развития».

Главный урок из ныне отчетливо обозначившихся неудач по реформированию общества состоит в том, что нельзя крупные общественные преобразования осуществлять на абстрактном теоретическом конструировании вне привязки к реальной почве, которая помимо экономики и политики имеет еще социокультурные, национальные и исторические особенности, свои традиции. Специфика нашего общества пока еще во многом определяется приверженностью к коллективизму в системе жизненных установок народа. Это качество надо не разрушать, а «заставить его работать» на общую пользу, на благо развития конкретных индивидов.

Сказанное выше убедительно свидетельствует о необходимости более полного учета социокультурного фактора. В современных реалиях подтверждается вывод известного немецкого социолога М. Вебера о том, что «экономический человек» – это слишком узкое понятие. Человек – это, прежде всего социальное существо с его конкретными интересами и потребностями. И чем полнее они учитываются в союзе с ответственностью человека за свои социальные действия, тем весомее успехи в развитии общества и отдельной личности. И глубинные причины нынешнего мирового финансового кризиса лежат преимущественно в социокультурной сфере. Российская власть, судя по всему, не осознает этого. Она занята преимущественно распределением денег, которые были получены в благополучное время, а не развитием реального производства, что провоцирует еще большее погружение в кризис. И тем самым именно власть служит серьезным барьером в развитии российского общества, успешного завершения переходного периода и вступления на более динамичный путь развития.

Используемая литература

  • Цит. по: Никитин А. Гайдар всегда готов // Деловое Прикамье. 2003. 16 декабря.
  • Валлерстайн И. Анализ мировых систем в современном мире. Пер. с анг. П.М. Кудюкина. Под общей редакцией канд. полит. наук Б.Ю. Кагарлицкий. – СПб.: Издательство «Университетская книга», 2001.
  • Делягин М. Краткий курс лечения от дефолта // Российская газета. 2004. 4 февраля.
  • 1 Антипьев Анатолий Григорьевич – доктор социологических наук, профессор, Пермский государственный университет, г. Пермь.

    2 Захаров Дмитрий Николаевич – соискатель кафедры социологии Пермского государственного университета.

    Home | Copyright © 2018, Russian-American Education Forum